АНО СЕМЬЯ РОССИИ
Поздравление от МОСКОВСКИх СУВОРОВЦев
24.11.2017 19:07

e825a40f07607cbb496aa38516653a87

РУССКИЙ АРХИСТРАТИГ А.В.СУВОРОВ, 24.11.1730 - 18.05.1800

Государь Император Павел I, присваивая Суворову после Итальянской компании высшее воинское звание «генералиссимус», произнес удивительные слова: «Для других это много, для Суворова - мало. Ему быть ангелом!». В день торжественного празднования 100-летия памяти Александра Васильевича Суворова, великого полководца назвали Русским Архистратигом...

 

Архистратигом Воинств Небесных именуют Архангела Михаила. Ангельским чином православные называют чин иноческий. Монахи, подвигами поста и непрестанной молитвы стремятся уподобиться ангелам, достичь святости. Но Государь, считая, что Суворову - быть ангелом, подразумевал не известное ему желание Александра Васильевича уйти в Нило-Столобенскую пустынь, принять монашеский постриг. Император Павел I говорил о душе, о духовном устроении своего славного полководца. Суворов сумел за десятилетия непрерывных войн и походов, наполненных яростными сражениями и кровопролитными битвами, стяжать такую же молитву и смирение, что и монахи-молитвенники, которые долгие годы несут свой подвиг в иноческих обителях.

В том, что Александр Васильевич Суворов - величайший из русских полководцев, не сомневается ни один человек. Но, утверждение о том, что Суворов достоин прославления в лике святых Русской Православной Церковью, вызывает иногда недоумение. Да, говорят, Суворов великий полководец, но - святой?

Всем хорошо известно, что Александр Васильевич Суворов был глубоко верующим православным христианином. Никто не спорит и с тем, что победы, одержанные Суворовым, часто кажутся небывалыми, чудесными, что многое, совершенное суворовскими чудо-богатырями, явно превосходит человеческие силы. Благочестивый полководец, с молитвой побеждавший врагов - с этим, пожалуй, согласны все.

Но, услышав о возможности прославления Суворова, нам часто возражают: не всех же православных христиан, даже известных своей горячей и искренней верой, необходимо причислять к лику святых. И напоминают о том, что даже самые знаменитые полководцы, одержавшие величайшие победы во славу Отечества, никогда не прославлялись Церковью за подвиги на поле брани.

Так почему же в наши дни мы все же считаем возможным надеяться на прославление в лике святых Александра Васильевича Суворова? И есть ли основание для того, чтобы Александр Суворов был изображен на иконах рядом с небесными покровителями Русского воинства благоверными князьями Александром Невским, Димитрием Донским, Довмонтом Псковским, преподобным Ильей Муромцем и другими святыми витязями Руси?

«СУВОРОВ - ХРИСТОВ ВОИН»

Хорошо известно, что среди Русских святых, после преподобных и святителей, больше всего прославлено благоверных князей-воинов, с мечом в руке защищавших Русскую землю. Среди угодивших Богу и прославленных Церковью мирян, святых воинов - подавляющее большинство. Для русских защищать Отечество означало защищать и Веру Православную. Благоверные князья сражались с врагами с Запада - тевтонами, шведами, ляхами, - за которыми стоял латинский Рим. Сражались с врагами с Востока - агарянами. Отбивали натиск кочевников: от печенегов и половцев до монголо-татар, чьи нашествия из глубины азиатских степей постоянно накатывались на Русь. Затем отражали натиск Османской империи. Сражаясь с врагом, русские князья бились «За Землю Святорусскую, за Святые храмы Божии».

Не все храбрые и знаменитые русские князья, побеждавшие врагов на поле брани, причислены к лику святых. Но среди благоверных князей есть и князья-мученики: Василько Ростовский, Михаил Черниговский, Михаил Тверской, пострадавшие за Христа. Сегодня, к сожалению, имена многих русских князей, прославленных Церковью, не известны большинству наших соотечественников. Но двух святых князей - Александра Невского и Димитрия Донского знает каждый русский человек, даже далекий от Церкви. И во времена государственного атеизма было невозможно преподавать Русская историю, не называя эти имена.

Немыслима история России и без величайшего русского полководца Александра Васильевича Суворова, которому пришлось громить врагов и с Запада, и с Востока. Имена Суворова и святого Александра Невского воплощают не только память о великих победах и славе нашего Отечества. «Не в силе Бог, а в Правде» - с этими словами Александра Невского русские люди веками поднимались на защиту родной земли от нашествий. Отношение народа к войне было глубоко христианским, евангельским. Русскую Армию не случайно именовали христолюбивым воинством. Генералиссимус Александр Васильевич Суворов, как единодушно признают все военные историки и мыслители, своей жизнью и своими победами явил дух русского воина. Христолюбивого русского воина.

Нередко, вспоминая Александра Сергеевича Пушкина, произносят: «Пушкин - наше все», подразумевая значение великого поэта для Русской культуры. Говоря о Русской Армии, о ее воинском духе и традициях можно с полным правом произнести слова «Суворов - наше все». Не случайно о наших лучших военачальниках принято говорить: «полководец суворовской школы». Один из русских военных мыслителей в начале ХХ века, знаменитые слова «На призыв Петра к просвещению Россия ответила Пушкиным», продолжил « На призыв Петра Русская Армия ответила Суворовым». Суворов - не только великий полководец славной Русской военной истории. Суворов - имя, без которого немыслима и Русская культура. Без Суворова невозможно представить во всей полноте и народный русский характер. Без гения Суворова немыслима сама Россия.

В ХХI столетии причислен к лику святых непобедимый адмирал Федор Федорович Ушаков. В послании Священного Патриарха Алексия II к прославлению праведного воина Федора Ушакова сказано: «Феодор Феодорович Ушаков, прославленный воинскими доблестями и не побежденный ни в одном сражении адмирал великого Российского флота, ныне ублажается Святой Церковью, как муж праведный и благоверный, как один из примеров для подражания верующим, как угодник Божий... Феодор Ушаков, как хорошо всем вам известно, был выдающимся государственным деятелем. Вся его жизнь была отдана России. Он преданно служил благу своего народа, державному достоинству своей Родины. И вместе с тем он всегда оставался человеком глубокой веры во Христа Спасителя, строго приверженным православным нравственным началам, человеком великого милосердия и жертвенности, верным сыном Святой Церкви». Наверное, все согласятся, что эти слова, сказанные о святом флотоводце, с полным правом можно отнести и к Александру Васильевичу Суворову.

В «Трех разговорах о войне, прогрессе и конце всемирной истории» В.С. Соловьев рассуждает о том, почему прославлен Александр Невский, бивший ливонцев и шведов в тринадцатом веке, но не прославлен Александр Суворов, бивший турок и французов в веке восемнадцатом. Отмечая искреннее благочестие и безупречную жизнь Суворова, отсутствие каких-либо препятствий для канонизации, Соловьев приходит к выводу, что Александр Невский сражался за будущее нашегос Отечества, которое лежало в руинах и пожарищах после страшного монгольского нашествия. Суворову же, совершившему великие подвиги, спасать Россию не приходилось и, потому он остался только «военной знаменитостью». Действительно, Александр Невский доблестным мечом и смиренной мудростью, спас Русскую землю в страшные времена Батыева разорения. Александр Суворов одерживал победы в то время, когда Российская империя возвращалась на берега Черного моря, сокрушая Османскую Порту, громил французов в долинах Италии и швейцарских Альпах. Но все же с Соловьевым полностью согласится невозможно. Думается, главная причина заключается в том, как понимал значение подвига благоверных князей русский народ в ХV - ХVI веках, и в состоянии религиозности русского общества в ХVIII- ХIХ столетиях.

В царствование Царя-Мученика Николая II святых было прославленно больше, чем за ХVIII и ХIХ века. Благочестивый Государь предлагал Синоду прославить угодников Божиих. Нередко Царю приходилось даже настаивать на канонизации святых в то время, когда многие церковные иерархи поддавались давлению так называемого «прогрессивного» русского общества, которое постепенно теряло веру и отдалялось от Церкви. Естественно, если это «общество» с трудом понимало прославление Царем-мучеником преподобного Серафима Саровского, то о канонизации Суворова не могло быть и речи.

Благоверные князья Древней Руси, защищая Отечество, бились с латинянами и магометанами за «Веру Христианскую, за святые храмы Божии, за землю Святорусскую». За что же сражался Суворов? Неужели только за расширение пределов Российской Империи в «век золотой Екатерины»?

Ответ нам оставил сам Александр Васильевич в своей «Науке побеждать»: «Стой за Дом Богородицы! Стой за Матушку-Царицу! Убьют - Царствие Небесное, Церковь Бога молит. Жив - честь и хвала!».

Простой народ, в отличие от «прогрессивного» общества, всегда ясно понимал, за что сражался Суворов. В народных песнях и сказаниях, посвященных Александру Васильевичу, полководца именуют «Суворов - Христов воин».

В русском народе сохранялось немало преданий, в которых говорится о том, что при рождении Александра Суворова, ангел в виде странника посетил дом его родителей. Известно пророчество одного юродивого Христа ради, который возвестил о рождении Суворова: «В эту ночь родился человек необыкновенный - знаменитый и нехристям страшный». Несомненно, такие предания могли возникнуть только при почитании Суворова народом как «Христова воина», защитника Веры Православной от разных «нехристей».

Народное почитание является одним из условий, важных для прославления угодника Божия. Но разве все эти 250 лет мы не видим в России всенародную любовь к Александру Васильевичу? При жизни полководца весь народ не только радовался славным победам, но и по-настоящему любил Суворова. Герой войны 12-го года Денис Давыдов, сын русского офицера, рассказывает о том, что полюбил Суворова с раннего детства: « ...Как резвому ребенку не полюбить всего военного при всечастном зрелище солдат и лагеря? А тип всего военного, русского, родного военного, не был ли тогда Суворов? Не он ли был предметом восхищений и благословений, заочно и лично, всех и каждого?».

И все последующие два с половиной столетия Суворов останется воплощением всего «русского, родного, военного» для тех, кому дорога Русская воинская слава, для тех, кто любит Русскую армию. Но, к сожалению, до сих пор эта народная любовь и почитание не рассматривалось с религиозной точки зрения. Хотя песни и предания, все наше народное творчество ясно говорит о том, что Суворов для русских - «христолюбивый воин». Русский народ до начала страшного ХХ века был не только народом христианским, но и удивлял иноземцев своей глубокой верой.

В солдатской песне, посвященной взятию Измаила, рассказывается о том, как ворон видел чудо:

Диво дивное, диво чудное,
Как наш батюшка Суворов-граф
С малой силою соколов своих
Разбивал полки тьмучисленные
Полонил пашей и визирей

Далее в песне говорится о том, за что сражались русские воины во главе с Суворовым:

За Святую Русь-Отечество
И за Веру Христианскую

Надо сказать о том, что Александр Васильевич и сам хорошо знал и любил русские песни и былины. После победного сражения Суворов хвалит героя донского генерала Денисова: «Вот донец, он - Русский, он - Илья Муромец, он - Еруслан Лазаревич, он - Добрыня Никитич! Победа, слава, честь Русским!».

Появляясь при Императорском Дворе, где в то время большое внимание уделяли «галантным» и «изящным» манерам, Суворов стремился свидетельствовать, именно свидетельствовать свою веру перед высшим светом. Например, при аудиенции у Государыни, войдя во дворец, Александр Васильевич на глазах у всех направлялся к иконе Пресвятой Богородицы, благоговейно клал три земных поклона, а затем, резко повернувшись, показывая этим, что хорошо видел Императрицу, печатая шаг, шел кланяться Государыне. Суворов всем показывал - вначале поклонение Царице Небесной, а затем Царице Русской земли.

Все знаменитые «чудачества» Александра Васильевича при внимательном рассмотрении являются свидетельством веры, юродством глубоко верующего человека, обличающего грехи, отступление от веры современного ему общества. Суворов своими «чудачествами» говорит миру правду, обличая лицемерие, гордость, пустословие, стремление к земной славе. Хотя, надо заметить, Александр Васильевич не страдал показным смирением. На вопрос всесильного Потемкина «Чем я могу Вас наградить?» Суворов ответил с достоинством: «Я не купец. Наградить меня может только Бог и Государыня». Григорий Алексеевич Потемкин очень высоко ценил и всегда в превосходной степени отзывался о Суворове в письмах к Императрице.

При всех своих «чудачествах» Александр Васильевич поражал Государыню, Потемкина и многих других достойных собеседников глубоким умом, серьезными размышлениями и красноречием, когда речь шла о государственных делах. Суворов был человеком глубоко образованным, знал несколько языков. Однажды англичанин лорд Клинтон беседовал с Суворовым во время обеда в доме полководца. Британец, пораженный умом и образованностью Александра Васильевича, написал полное восхищения письмо, называя Суворова не только величайшим полководцем, но и великим человеком. «Не помню, ел ли я что, но помню с восторгом каждое его слово» - писал лорд Клинтон. Когда Суворову доложили о письме Клинтона, он сказал с сожалением: «Сам виноват, слишком раскрылся; не было пуговиц».

Александр Васильевич Суворов одержал множество славных побед, выиграл десятки сражений, в которых силы противника обычно значительно превосходили силы русских. За много лет непрерывных военных компаний ни одного проигранного, неудачного сражения. Но две победы Суворова особенно прославили имя русского полководца.

«НЕИЗЪЯСНИМОЕ ЧУДО»

После взятия Измаила Байрон в своей поэме «ДонЖуан» назвал Суворова «неизъяснимым чудом». Вся Европа была поражена успехом Русского оружия. Измаил был крепостью с мощнейшими укреплениями, которые туркам помогали возводить немецкие и французские инженеры. Крепостью «без слабых мест», как трезво определил укрепления Измаила Суворов. У русских - 28 тысяч, из них всего 14 тысяч регулярной пехоты, 11 эскадронов конницы и спешенные для штурма казаки. В Измаиле - 35 тысяч турок, среди которых 17 тысяч отборных янычар, 250 орудий. При штурме такой крепости нападающие должны обладать хотя бы троекратным преимуществом. На ультиматум Суворова турецкий командующий сераскир Айдос-Мехмет-паша, уверенный в неприступности Измаила и хорошо зная о своем численном превосходстве, самоуверенно ответил: «Скорее остановится течение Дуная, и небо упадет на землю, чем русские возьмут Измаил». Но Суворов тщательно готовит войска, а затем дает знаменитый приказ: «День поститься, день молиться, на следующий - штурм, или смерть, или победа!».

Под жесточайшим огнем преодолены штурмовыми колоннами неприступные стены и глубокие рвы. Турки, сбитые со стен в ожесточенном рукопашном бою, сражаются с невероятным упорством и ожесточением, бьются в городе, превращая в крепость каждый дом. Но к 16 часам бой закончен. 27 тысяч турок убито, 9 тысяч взято в плен. Наши потери - 1879 убитыми (64 офицера и 1815 нижних чинов), 2 702 раненными. Как это возможно при штурме такой крепости, с таким упорным противником? Но это правда. Суворов не случайно признался после победы: «На такой штурм можно решиться только раз в жизни». Велико же было упование Александра Васильевича на помощь Божию, велика сила молитвы русского полководца!

Но главный свой подвиг совершил Александр Васильевич, завершая свою жизнь небывалым, чудесным Швейцарским походом. Переход Суворова через Альпы - настоящее чудо военной истории. То, что совершили русские чудо-богатыри под командованием Суворова в Альпах, одними человеческими силами выполнить невозможно. После блестящих побед Итальянской компании, в которых русскими были разгромлены в 10 сражениях Макдональд, Моро, Жуберт, освобождены 25 крепостей, - измена и сознательное предательство вероломных австрийцев, заманивших Суворова в ловушку. Австрийцы не оставили обещанные склады, обманули, намеренно передав неправильные карты. оказались без боеприпасов, продовольствия и зимней одежды в горах. Многие горные перевалы в Альпах непроходимы в зимнюю пору даже для туристов с современным альпинистским снаряжениям. В горах в таком месте как знаменитый «Чертов мост» - на выходе из узкого тоннеля, пробитого в скале - узкая каменная арка над бездонной пропастью, на дне которой грохочет бурный поток, одна рота солдат без труда может сдерживать целую армию. Все позиции на неприступных перевалах были заняты французами. Силы французов втрое превышали численность русской армии. У Суворова нет и 20 тысяч, у французов - 60 тысяч. Французы - лучшие солдаты Евр