АНО СЕМЬЯ РОССИИ
Сольбинская весточка. Чадо! Прощаются тебе грехи твои
13.03.2017 15:21

14_copy

Еженедельная электронная газета. Выпуск № 124 (165). Тема номера:·«Чадо! Прощаются тебе грехи твои»

Дорогие Сольбинцы!

Такими словами начинается каждый из номеров нашей газеты. Этим приветствием мы объединяем в одну добрую и дружную семью всех наших дорогих читателей. Тех, кто уже побывал в Николо-Сольбинском монастыре, и тех, кто только мечтает об этом и живет в ожидании удивительных впечатлений, связанных с паломнической поездкой и пребыванием в обители. Кого связывают с монастырем светлые воспоминания и теплые чувства, душевная забота о нем и желание во всем помогать.
Что мы делаем, чтобы услышать Слово Божие? Приходим в храм, и внимаем ему. Открываем Священное Писание и читаем… А четверо благочестивых израильтян, чтобы увидеть Мессию и испросить исцеление своему другу, забрались на крышу дома, сделали в ней отверстие и спустили одр с больным прямо к ногам Спасителя! Вот это дерзновение! Вот это решимость!
Ни теснота, ни давка, ни косые взгляды завистников, ни негодование фарисеев – ничто не смогло остановить этих добрых людей, сострадавших расслабленному и твёрдо веривших, что Христос может даровать ему здоровье. Их изобретательность была продиктована милосердием и любовью. Может быть, поэтому Господь немедля услышал обращённую к Нему мольбу.
Слово Божие творит чудеса. И самое первое, самое желанное чудо – спасение нашей души. Но вот вопрос: готовы ли мы приложить усилия, чтобы услышать голос Небесного Отца: «Чадо! прощаются тебе грехи твои»?
Мария Шадрина

 

СЛОВО БОЖИЕ

Молитва перед чтением Евангелия
«Когда же читаешь, читай с усердием и прилежно; с великим вниманием останавливайся на каждом стихе и не листы только переворачивать старайся, но, если нужно, не поленись и дважды, и трижды, и несколько раз прочесть стих, чтобы уразуметь силу его. А когда садишься читать или слушать читающего, помолись прежде Богу, говоря: Господи Иисусе Христе! Отверзи уши и очи сердца моего, чтобы услышать мне словеса Твои и уразуметь их, и исполнить волю Твою; потому что пришлец я на земле; не скрой от меня, Господи, заповедей Твоих, но открой очи мои, и уpазумeю чудеса, явленные законом Твоим (Пс. 118, 18-19). Ибо на Тебя уповаю, Боже мой, чтобы просветил Ты сердце мое». (Преподобный Ефрем Сирин)се воы земли стекаются в океан, и, может быть, океан служит началом для всех вод земных. Писания отцов соединяются все в Евангелии; все клонятся к тому, чтоб научить нас точному исполнению заповеданий Господа нашегоИисуса Христа; всех их и источник и конец – святое Евангелие». (Святитель Игнатий Брянчанинов)

ЕВАНГЕЛИЕ ОТ МАТФЕЯ
(глава 2 стихи 1-12)

 


Церковнославянский Синодальный
2:1 И вни́де пáки въ капернаýмъ по днéхъ: и слы́шано бы́сть, я́ко въ домý éсть. Через несколько дней опять пришел Он в Капернаум; и слышно стало, что Он в доме.
2:2 И áбiе собрáшася мнóзи, я́коже ктомý не вмещáтися ни при­­ двéрехъ: и глагóлаше и́мъ слóво. Тотчас собрались многие, так что уже и у дверей не было места; и Он говорил им слово.
см. тж. Мф.9:2; Лк.5:182:3 И прiидóша къ немý нося́ще разслáблен­на [жи́лами], носи́ма четы́рьми: И пришли к Нему с расслабленным, которого несли четверо;
2:4 и не могýщымъ при­­бли́житися къ немý нарóда рáди, от­кры́ша покрóвъ, идѣ́же бѣ́, и прокопáв­ше свѣ́сиша óдръ, на нéмже разслáблен­ный лежá­ше. и, не имея возможности приблизиться к Нему за многолюдством, раскрыли кровлю дома, где Он находился, и, прокопав ее, спустили постель, на которой лежал расслабленный.
см. тж. Ис.43:25 2:5 Ви́дѣвъ же Иисýсъ вѣ́ру и́хъ, глагóла разслáблен­ному: чáдо, от­пущáют­ся тебѣ́ грѣси́ тво­и́. Иисус, видя веру их, говорит расслабленному: чадо! прощаются тебе грехи твои.
2:6 Бя́ху же нѣ́цыи от­ кни́жникъ тý седя́ще и помышля́юще въ сердцáхъ сво­и́хъ: Тут сидели некоторые из книжников и помышляли в сердцах своих:
2:7 чтó сéй тáко глагóлетъ хулы́? ктó мóжетъ оставля́ти грѣхи́, тóкмо еди́нъ Бóгъ? что Он так богохульствует? кто может прощать грехи, кроме одного Бога?
см. тж. Ин.2:24; Ин.6:642:8 И áбiе разумѣ́въ Иисýсъ Дýхомъ сво­и́мъ, я́ко тáко тíи помышля́ютъ въ себѣ́, речé и́мъ: чтó сiя́ помышля́ете въ сердцáхъ вáшихъ? Иисус, тотчас узнав духом Своим, что они так помышляют в себе, сказал им: для чего так помышляете в сердцах ваших?
см. тж. Мф.9:5; Лк.5:23 2:9 чтó éсть удóбѣе? рещи́ разслáблен­ному: от­пущáют­ся тебѣ́ грѣси́? или́ рещи́: востáни, и воз­ми́ óдръ твóй, и ходи́? Что легче? сказать ли расслабленному: прощаются тебе грехи? или сказать: встань, возьми свою постель и ходи?
2:10 но да увѣ́сте, я́ко влáсть и́мать Сы́нъ человѣ́ческiй на земли́ от­пущáти грѣхи́: глагóла разслáблен­ному: Но чтобы вы знали, что Сын Человеческий имеет власть на земле прощать грехи, – говорит расслабленному:
2:11 тебѣ́ глагóлю: востáни, и воз­ми́ óдръ твóй, и иди́ въ дóмъ твóй. тебе говорю: встань, возьми постель твою и иди в дом твой.
2:12 И востá áбiе, и взéмъ óдръ, изы́де предъ всѣ́ми: я́ко диви́тися всѣ́мъ и слáвити Бóга, глагóлющымъ, я́ко николи́же тáко ви́дѣхомъ. Он тотчас встал и, взяв постель, вышел перед всеми, так что все изумлялись и прославляли Бога, говоря: никогда ничего такого мы не видали.

 

 

Молитва после чтения Евангелия
Слава Тебе, Господи Царю, Сыне Бога живаго, сподобивый мя недостойнаго Божественная Твоя словеса и глас Святаго Евангелия Твоего слышати; сим убо Владычним Твоим гласом, укрепи мя в покаянии настоящия сея жизни прейти нощь, от всякаго избавляя мя навета и злобы видимых и невидимых враг.

 

БЕСЕДА НА ЕВАНГЕЛИЕ

Святитель Василий Кинешемский
«Беседы на Евангелие от Марка»

(отрывок)

Когда Иисус пришел в Капернаум, вокруг Него собралась большая толпа. Народ теснился к Нему, чтобы посмотреть на вновь явившегося Великого Пророка, о котором так много говорили, чтобы послушать Его учение, чтобы получить от Него исцеление. В короткое время маленький восточный домик, в котором остановился Господь, оказался заполненным тесной толпой, так что в нем уже не было места. В это время четыре человека принесли расслабленного, чтобы просить Господа Иисуса о его исцелении. Однако войти в дом, да еще с такой ношей, оказалось физически невозможным, так как в дверях давка была особенно сильна. Тогда по наружной лестнице они взобрались на плоскую крышу дома, прокопали глиняную кровлю, разобрали потолок и на веревках спустили расслабленного к ногам Иисуса.
Ясно, что эти люди любили больного. Они страстно желали для него исцеления и верили, что единственная для этого возможность – прикосновение или слово Господа Иисуса Христа. Во что бы то ни стало надо было положить расслабленного пред Ним.
Толпа им мешает – препятствие почти неодолимое. Но они решились, и они добьются того, что им надо. Нельзя через двери – можно через окно. Нельзя через окно – можно проломать крышу! Но так или иначе – взор Великого Пророка упадет на их больного друга!
Какая настойчивость! Какая непреклонная энергия! У этих людей был характер и воля; и мы видим, что эта настойчивость вознаграждена. Расслабленный был исцелен. Они достигли своей цели.
Какой урок для нас! И как метко попадает он в самое больное место русской души! У нас много хороших, искренних, горячих порывов, но… «суждены нам благие порывы, но свершить ничего не дано». Редко они доводятся до конца и в области устройства нашей внешней и общественной жизни, а еще реже в области личного воспитания и спасения души.
Мы часто заканчиваем борьбу на половине, потому что путь ко Христу оказывается трудным и загроможденным. Бесчисленные заставы, груды камней, крутые подъемы, непроходимые чащобы… Некоторые пытаются бороться, но трудности, соблазны всюду, на каждом шагу. Энергия падает, и страшная, предательская мысль вдруг является откуда-то и покоряет сознание: «Спасение для нас невозможно… Мы погибли!» И почти равнодушно люди возвращаются назад, отказываясь от дальнейшей борьбы.
Но послушайте, вы, унывающие, потерявшие надежду: все ли средства вы использовали? Все ли силы истратили? Вы не можете протиснуться в дверь – можно разобрать крышу. Можно проломить стену… Смотрите: она уже шатается! Еще одно усилие – и она падает! И вы хотите уйти? Стойте… Все напрасно. Вялая, невоспитанная воля отказывается от дальнейших напряжений.
Вам знакома эта картина? Не правда ли, эта дряблость воли, это отсутствие закала и железа в характере – специфическая болезнь русской души? Сколько у нас измен, предательств, отпадений, и ведь не в силу активно злой воли, а в силу трусости, слабости, рыхлости. На воспитание воли мы не обращаем никакого внимания. Заботы родителей о детях ограничиваются внешним уходом, а болезни души остаются без внимания, и наука жизни, которую мы впитываем с детства, ничего не говорит нам о самостоятельности и силе убеждений и учит только приспособляться и подчиняться обстоятельствам.
А между тем, в христианской духовной жизни более чем где-либо необходимы настойчивость и упорное стремление к одной цели. Настойчивость кропотливая, ежедневная здесь гораздо важнее, чем большое, единичное усилие воли или геройский подвиг. Это правило одинаково применимо как к личной жизни, так и к общественной. Блестящий, увлекающийся энтузиаст, скоро остывающий, принесет в христианском обществе меньше пользы, чем скромный труженик, незаметно, но настойчиво делающий свое дело.
Почему? Потому что христианская духовная жизнь растёт постепенно, органически развиваясь вместе с ростом души, и потому требует постоянных, непрерывных, длительных усилий воли. Усилия чрезмерные могут вызвать только напряженный искусственный ее рост, или, как говорят медики, гипертрофию, но это если и не погубит совершенно молодых зародышей ее (что нередко бывает), то, во всяком случае, отзовется очень вредными последствиями. Вот почему чрезмерные подвиги, за которые берутся часто сгоряча начинающие иноки, обыкновенно запрещаются опытными старцами.
Покойный батюшка отец Анатолий, Оптинский старец, бывший келейник известного отца Амвросия, говорил, бывало: «Большую охапку набрать немудрено, а донесешь ли? Путь дальний: до конца жизни нести… Как раз всю растеряешь. А ты по силе… по силе!..»
Я помню из времен далекого детства: на окне у нас стоял цветочный горшок, и в нем пышный душистый жасмин. Когда на нем появлялись первые бутоны, у нас часто не хватало терпения дождаться, когда они развернутся белыми, благоухающими цветами; и в нетерпении мы часто расковыривали бутон, освобождая нежные лепестки от зеленой покрышки, цветок развертывался, к нашему восторгу, нежный, ароматный, но увы!, ненадолго. Обыкновенно к вечеру того же дня он съеживался, блек и погибал, и уже ничто не могло оживить его.
Так и в духовной жизни: искусственно форсировать ее – значит губить. На пятый этаж сразу не вскочишь: надорвешься! Надо идти по лестницам, ступенька за ступенькой, через все этажи, начиная с первого. Духовная жизнь, как цветок, требует постоянного внимания и длительного ухода; нужны настойчивость и непрерывная работа над собой.
Но как развить в себе настойчивость, если ее нет?
Если мы будем изучать жизнь святых подвижников, то найдем три условия, от которых зависела главным образом непрерывность и настойчивость их духовного делания.
Во-первых, единство цели. Вся жизнь их была проникнута одной целью – стремлением к Богу и к спасению души.
Во-вторых, полное отречение от себя и отдача своей жизни в волю Божию.
В-третьих, рождающееся из этих двух условий – громадное терпение.
Единство цели есть результат единства центра жизни. Когда человек весь проникнут любовью к Богу, когда каждая мелочь его жизни связана с мыслью о Боге, когда около себя он постоянно чувствует присутствие Бога, невидимо вездесущего, тогда, естественно, Бог является центром всех его устремлений, и каждый поступок определяется желанием угодить Богу и боязнью нарушить Его заповеди. В совершенном, вполне законченном виде это единство центра и цели мы находим, конечно, в Господе Иисусе Христе, этом высшем идеале нравственного характера. Вся Его жизнь и деятельность проникнуты мыслью о Боге Отце и единственною целью – спасти погибающего человека. Где бы Он ни проповедовал, что бы Он ни говорил, основной темой у Него всегда является Бог и спасение человечества.
Во всем Евангелии нельзя указать ни одного факта, где проявилась бы Его забота о Себе или стремление к каким-нибудь земным, временным целям. Все для Него заслонилось мыслью о Боге. «Не можете служить Богу и маммоне» – говорил Он, и Сам первый воплощал в Своей жизни эту цельность служения Богу.
Пока человек служит двум господам – Богу и маммоне, то есть к служению Богу примешивает и стремления к земным целям, служение земным кумирам, до тех пор в нем не может быть настойчивости, ибо эти служения несовместимы, взаимно противоречат одно другому, и человек принужден чередовать их в своей жизни, сменяя Бога маммоной и обратно, а это делает общую линию его поведения неустойчивой и колеблющейся.
Только когда в его душе образуется единый центр и единая цель – только тогда направление его деятельности становится постоянным и только тогда он может достигнуть великих успехов.
Это – закон воли не только в области религиозной жизни, но и во всякой другой. Все великие достижения человеческого ума и творчества были получены таким образом.
Когда Ньютона, гениальнейшего из астрономов мира всех времен и народов, открывшего закон тяготения и объяснившего систему равновесия небесных тел, спросили, каким образом он дошел до этого открытия, он ответил: «Непрестанно об этом думал!» Это значило, что тайна движения планет и звезд была для него единственным вопросом, неотступно занимавшим его мысль долгое время, своего рода единым центром сознания.
В Румянцевском музее есть прекрасная картина художника Александра Иванова «Явление Христа народу». Когда смотришь на нее, кажется, что она вся целиком написана сразу, в одном великом порыве вдохновения: так непринужденны позы фигур, так естественна компановка и так цельно впечатление переданной художником общей идеи – порыв внимания многочисленной толпы, устремленной на Господа Иисуса Христа. Но пройдите в соседнюю комнату и вы увидите там массу подготовительных этюдов. Каждая фигура рисовалась предварительно отдельно, часто в нескольких набросках разных поз, из которых уже затем для картины выбиралась та, которая наиболее удовлетворяла художника.
Вам становится ясно, как долго и кропотливо работал художник над своим творением, как тщательно обдумывал он каждую подробность и как долго эта картина занимала все его внимание, служа главным центром его творческого воображения. В итоге этой настойчивой, длительной работы получилось действительно прекрасное произведение.
В период классической древности в Греции жил гражданин Афинской республики Демосфен. При республиканском строе, когда все вопросы политической и общественной жизни обсуждаются открыто с народной трибуны перед громадной аудиторией, особенное значение приобретают хорошие ораторы, благодаря громадному влиянию их речей на массу. В Афинской республике это влияние было особенно сильно, так как афиняне были очень чутки ко всему прекрасному, в том числе и к красивому слову. Поэтому хорошие ораторы пользовались у них большим почетом и славой. Эта почетная карьера соблазнила Демосфена. Он решил сделаться знаменитым оратором. Но первое его выступление перед народом было неудачно: его освистали. Причина заключалась в том, что, несмотря на весь свой ум, большой ораторский талант и умение красиво излагать свои мысли, он совершенно не обладал внешними данными для того, чтобы производить нужное впечатление на толпу. Небольшого роста, довольно невзрачного вида, с картавым произношением, слабым голосом и коротким дыханием, не позволявшим плавной речи и длинных закругленных периодов, он не мог рассчитывать на эффект. В довершение всего у него была нервная привычка подергивать одним плечом, что делало его смешным в глазах афинян, привыкших к красивым, выработанным жестам знаменитых ораторов. Неудача, однако, не обескуражила Демосфена.
Он понял свои недостатки и решил их побороть.
Началась упорная, настойчивая работа над собой.
Он удалился на морской берег, где скрылся в уединенной пещере, чтобы никто не нарушал его сосредоточенности, а чтобы побороть в самом себе желание видеть друзей и знакомых и решительно отказаться от шумной столичной жизни, он обрил себе полголовы. В таком виде он никуда не мог показаться в волей-неволей должен был дожидаться, когда отрастут сбритые волосы.
В своем уединении он начал ряд последовательных упражнений. Чтобы развить у себя глубокое дыхание, он взбирался на крутые утесы и во время этих подъемов старался говорить, не останавливаясь. Чтобы выработать красивый звучный голос, он в часы прибоя произносил длинные речи на морском берегу, пытаясь перекричать шум волн. Чтобы победить картавость и заставить себя говорить ясно, он брал в рот камушек и с камнем во рту старался выговаривать отчетливо каждый звук. Наконец, чтобы отучить себя от неприятной привычки подергивать плечом, он вешал к сводам своей пещеры острый меч и, произнося речь, становился под ним таким образом, чтобы при каждом резком движении плеча острие впивалось ему в тело.
После долгой упорной работы Демосфен достиг замечательных успехов. Когда он вышел из своего уединения и снова появился перед народом на ораторской трибуне, это был совсем другой человек. Красивый сильный голос, отчетливая дикция, плавные эффектные жесты, прекрасно построенная речь, звучные ритмичные периоды – все это сразу зачаровало и покорило толпу. Демосфен стал знаменитым оратором.
Но сколько настойчивости надо было, чтобы победить самого себя и свои природные недостатки, и эта настойчивость поддерживалась исключительно страстным, непреодолимым желанием стать оратором, желанием, которое на это время вытеснило из его души все остальное и сделалось центром всей его жизни.
Если в области чисто мирской, светской, сосредоточенность воли в одном центре дает такие результаты, то в области духовно-религиозной эти результаты прямо поразительны, так как слабой человеческой воле здесь поспешествует еще всемогущая благодать Божия, и при ее подкреплении человек совершенно перерождается, обновляется, или, как говорит апостол Павел, становится новая тварь во Христе. Примеров такого полного перерождения в истории христианского подвижничества чрезвычайно много. Строго говоря, почти каждый святой прошел через этот процесс внутренней борьбы с собою, иПОБЕДА в каждом случае достигалась настойчивостью, устремленной к одной цели – единению с Богом.
Из многочисленных примеров этого рода возьмем лишь один – преподобного Моисея Мурина, бывшего свирепого атамана разбойников, ставшего потом смиренным святым иноком. Но прежде чем он достиг этого, ему пришлось перенести чрезвычайно тяжелую, упорную борьбу с искушениями.
Вскоре после его обращения демоны постарались пробудить в нем былую его телесную нечистоту. Искушение было так сильно, что он, как сам о том впоследствии рассказывал, чуть было не отказался от своего намерения жить благочестиво. Изнемогая от борьбы, он отправился к великому Исидору, бывшему пресвитером в пустыне Скит и знаменитому святостью своей жизни и мудростью своих советов.
Исидор постарался его утешить и убеждал его не удивляться этому искушению, так как лишь недавно отрешась от дурного образа жизни, он несомненно должен пережить сильный позыв к прежнему злу. Опытный старец объяснил ему, что эти привычки телесной нечистоты подобны собакам, которые, привыкнув глодать кости в какой-нибудь мясной, всегда возвращаются к ней, пока есть возможность туда войти. Но если им не бросать ни одной кости и запереть перед ними дверь мясной, то они больше не возвращаются и идут в другие места, чтобы найти, чем утолить свой голод.
Моисей, укрепленный и утешенный, этим спасительным наставлением, заключился в келье и стал смирять свое тело различными подвигами, особенно же постом.
Он не ел ничего, кроме небольшого количества хлеба в день, много работал и молился пятьдесят раз в день. Мысль о Боге, о единении с Ним, о прощении ;и спасении души не покидала его. Вся цель жизни для него сосредоточилась только в этом. Но время освобождения его от искушений еще не настало. Господь, Который желал возвысить его достоинство умножением его победы, допустил, чтобы, несмотря на все усилия его смирить свою плоть, он не имел покоя в мыслях, особенно по ночам. Это побудило его снова прибегнуть к совету других, и он рассказал о своем положении одному пустынному старцу, который считался иноком совершенной жизни.
– Что делать мне, отче? – сказал он ему. – Мои сны потемняют мой ум, и старая моя привычка ко злу делает то, что моя душа услаждается нечистыми образами.
На признания Моисея старец ему отвечал:
– Это происходит оттого, что ты с недостаточным упорством отвращаешь свой ум от этих воспоминаний. Приучи себя бодрствовать, молись усердно – и ты увидишь, что искушения пройдут.
Моисей вернулся в свою келью, твердо решив поступить по тому совету, и стал проводить ночи на ногах, посреди своей кельи, не закрывая глаз, постоянно молясь и не становясь для молитвы на колени из боязни, что его тело от этой перемены положения почувствует облегчение и даст демону случай искусить его. Несмотря на всё, страсти продолжали бушевать. Тогда он взялся за новый подвиг самоумерщвления и трудолюбия. Всякую ночь он обходил кельи отшельников, которые по преклонности своего возраста и по немощи своих сил не могли ходить сами за водой, так как она находилась далеко. Он брал без их ведома их кувшины и приносил их наполненными, проходя для этого иногда до пяти миль, смотря по расположению кельи.
Это утонченное милосердие, которое обрекало его на великую усталость и тем самым уничтожало паливший огонь страстей, еще более возбуждало против него ярость демонов. Но преподобный говорил обыкновенно: «Я не перестану бороться прежде, чем демоны не перестанут мучить меня соблазнительными снами» (Е. Поселянин. Пустыня).
Шесть лет боролся таким образом преподобный Моисей, пока наконец желанный покой и мир не водворились в его душе.
Он победил. Победила его настойчивость. Но это было бы для него совершенно невозможно, если б его душой не владела единственная мысль, единственная цель – прийти к Богу. На этом пути для него вырастала страшная, едва одолимая преграда – его бушующие страсти, и для того, чтобы победить их терпеливой работой над собой в течение шести лет и не отступить, не поколебаться, – для этого необходимо было, чтобы эта главная цель жизни всегда светила ему как путеводная звезда, манила к себе неотразимо и побуждала к непрерывной борьбе. Так и для каждого христианина образ Господа Иисуса Христа должен быть центральной точкой, около которой кристаллизуется вся духовная жизнь, и тогда вся воля развивается в одном направлении, приобретая громадное упорство и настойчивость.
Второе условие настойчивости в жизни христианских подвижников это – полная отдача себя в волю Божию. Это кажется странным на первый взгляд. Когда мы говорим о настойчивости, то обыкновенно разумеем именно способность и силу настоять на своем, добиться исполнения своих желаний. А здесь требуются отречение от своей воли и подчинение Богу. Настойчивость и подчинение! Разве это совместимо?
Несомненно. В исполнении Божиих предначертаний и заповедей можно быть столь же настойчивым, как и в исполнении своих желаний, и даже гораздо более, потому что в подчинении Богу воля человека находит такую могучую опору, какой не может быть в деятельности, основанной на самохотении и самоопределении. Субъективно эта опора состоит в том, что требования Божиего закона имеют для человека гораздо большую силу авторитетности, чем его собственные желания. Как бы человек ни был горд, как бы ни склонен он был преувеличивать свои достоинства и способности, в глубине сознания он все же не может поставить их так высоко, как верующий ставит для себя Бога. Поэтому его личные желания могут переживаться очень остро, могут дойти до степени страсти, но они никогда не приобретут той нравственно-повелительной силы, какую имеют для верующего заповеди и требования Божественной воли. В своих собственных желаниях человек или неизменно замечает элементы самолюбия и эгоизма, что лишает их нравственной чистоты и обязательности для совести, или же в тех случаях, когда его деятельность свободна от эгоистических побуждений и вся устремлена на пользу ближнего, он не может быть безусловно уверен в правильности пути, избранного для их практического осуществления, ибо сознает, что выбор этот определен его собственным умом, силу которого он не может считать абсолютной. В том и другом случае неизбежные сомнения ослабляют твердость и уверенность его деятельности. Этих сомнений не знает верующий человек, всецело подчинившийся воле Божией.
Объективно опора для деятельности, согласованной с волей Божией, заключается в том, что Господь незримо помогает Своему верному слуге, творящему Его волю. Эта великая, могущественная помощь, с одной стороны, а с другой – уверенность в правильности пути, указанного перстом Божиим, и в безусловной святости и непогрешимости норм, данных Господом для человеческой деятельности, приводят в результате к тому, что человек верующий, подчинившийся Богу и всецело опирающийся на Его всемогущую волю, духовно бесконечно настойчивее и сильнее, чем неверующий, служащий исключительно своему «я» и руководящийся своими эгоистическими желаниями и указаниями своего рассудка.
Третьим условием настойчивости является терпение. У святых подвижников оно всегда было громадно. Значение его в христианском подвиге совершенно ясно: чтобы вести непрерывную борьбу с искушениями, постоянно напряженно работать над собою и до последней минуты своей жизни не отступать, не бросать начатого дела, не доведя его до конца. Для этого надо уметь мужественно переносить, во-первых, страдания и лишения, всегда связанные с христианским подвигом, а во-вторых, неизбежные ошибки, падения и неудачи, которые легко могут вызвать уныние и ослабить энергию неопытного христианина. Диавол всегда пользуется неудачами, стараясь раздуть их значение до размеров настоящей катастрофы, чтобы довести подвижника до отчаяния и принудить его прекратить борьбу. Умение переносить страдания и не смущаться неудачами и есть форма христианского терпения. Оно естественно развивается из двух ранее указанных условий настойчивости, то есть из единства цели жизни и покорности Богу, и без них вряд ли может кто-либо достигнуть высокой степени. Терпеть страдания, зная, что это угодно Богу, и переносить неудачи, зная, что они попускаются Богом для нашего воспитания в смирении, неизмеримо легче, чем не понимая, зачем и для кого это нужно. Бессмысленные, ненужные лишения, самые незначительные, чувствуются гораздо тяжелее и раздражают гораздо больше, чем великое горе, целесообразность которого нам ясна.
В вопросе о воспитании терпения могут быть полезны еще следующие замечания.
Часто наше нетерпение в христианском делании зависит от того, что мы скорее хотим насладиться плодами сделанных усилий и иметь скорый, заметный для нас успех. На второй день после обращения к Богу мы уже хотим быть святыми.
Если этого не получается, нам начинает казаться, что наши усилия пропадают даром, и мало-помалу уныние овладевает душой. Мы часто способны бываем на крупный геройский поступок, ибо там успех обнаруживается сразу, но в будничной, черновой работе, не дающей быстрых заметных результатов, наша энергия скоро беднеет и гаснет.
Чтобы предотвратить уныние, надо твердо помнить, что ни одно усилие, как бы мало оно ни было, не пропадает безрезультатно и в душе свой след оставляет. Если мы не замечаем успехов, то чаще всего потому, что наш духовный взор еще недостаточно опытен, чтобы их различить, если они не проявляются в крупных размерах, но если усилие сделано добросовестно, то результаты несомненны, в этом можно быть уверенным. Посмотрите, как медленно, незаметно растет дерево. Почти невозможно определить, насколько оно выросло за сутки, и только в конце года обнаруживается значительный прирост. Так и в духовной жизни.
Всегда лучше смотреть не на конечную цель своих стремлений, а на ближайший шаг, который предстоит сделать. В христианской жизни эту конечную цель рассмотреть ясно почти и невозможно, так как идеал здесь бесконечен и тонет в отдалении, а сравнивать пройденный путь с тем расстоянием, которое еще предстоит пройти, – занятие и бесполезное, и способное внушить уныние. Как бы далеко ни ушел человек вперед, перед ним все еще расстилается такая бесконечно длинная дорога, что он всегда кажется себе находящимся в самом начале пути. Поэтому никогда не следует мерить, насколько ты вырос в духовном отношении, а все внимание обратить на то, чтобы как можно лучше сделать следующий шаг.
Лучше думать о том, что ты должен делать, а не о том, чего ты можешь достигнуть. Исполняй свой долг добросовестно и не заботься много о результатах. С доверием предоставь это Господу.
Всегда помни правило древнего мудреца Семея: «Обязанности – твои, а следствия – Божии».

 

ДЕТСКАЯ СТРАНИЧКА

Камень, птичка и лучик солнца.

Жили-были три друга: Камень, Птичка и Лучик солнца. Жили они – не ссорясь. И вот раз (а дело было в феврале) решили они состязаться, кто из них сильнее окажется в борьбе против зимы.
Камень верит: «Если Божья воля будет – победа за мной». Птичка надеется: «Бог даст – выиграю спор». А Лучик смиренно думает: «Люблю я своих приятелей. Жалко их огорчать. Но если Господу угодно – буду  сильнейшим. Думали они так, думали… И раз собрались на полянке – силу свою показывать.
Первым вышел камень. Слышит – ноет земля, тяжело ей в ледяных объятиях наста. Долго не думая, ударил Камень по льду – разлетелись тут же на мелкие осколки студёные узы, связывающие лес. Поверила земля в своё спасение, но не даёт ей свободы холодный снег, кутает он её в свои покрывала. «Нет, – грустно промолвили Птичка и Лучик, – не освободил ты, Камень, землю».
Взлетела тогда Птичка, села на дерево, огляделась вокруг: все дубы и осинки, сосны и ели склонили свои верхушки к земле – скучно им, холодно. Унынье овладело ими. Открыла Птичка клювик и запела. Что это была за песня! Она рассказывала и о скорой весне, и о терпении, и о перенесении холодов, и о будущей радости. Встрепенулись деревья, но не могли подняться – снег мешал им сделать это. Вздохнули Камень и Лучик: «Нет, не могла ты, милая Птичка, освободить лес от жестокой власти стужи и от плена холодов».
И когда казалось, что уже всё потеряно для природы, выглянул из-за облачка Лучик солнца. Он с материнской нежностью обласкал землю, и… сама суровая зима прослезилась от теплоты солнца. Своей любовью Лучик растопил её ледяное сердце.
Тут все стали благодарить друзей – каждого за своё. Камень за то, что он своей твёрдой уверенностью в победе убедил в том же и всех окружающих. Птичку за то, что она своей песенкой вселила надежду в лесных обитателей. И, конечно, Луч за то, что он окончательно попрал власть зимы. И, хотя выиграл последний, двое других не обиделись. Почему? Да потому, что они все вместе желали добра и счастья миру, и каждый в определённой степени достиг того, чего желал. Теперь они живут все втроём: Луч освещает и согревает всё вокруг, твёрдый Камень даёт нам пример своей непоколебимости в правде, а Птичка тоже рядом – она поёт всем чудные песни о неумирающей надежде. Пусть подивятся люди всеобъемлющей силе любви, которой подвластно растопить любое сердце…
Мария Шадрина, 12 лет

 

МОНАШЕСКОЕ ДЕЛАНИЕ

Преподобный Паисий Святогорец

О САМООПРАВДАНИИ

Тот, кто оправдывается, не может получить духовной помощи

Я заметил, что сегодня все – от мала до велика – оправдывают все с помощью какого-то сатанинского помысла. Диавол для них перетолковывает все на свой лад, и таким образом, эти люди выпадают из реальности. Сатанинское толкование – вот что такое самооправдание.
– Геронда, а отчего у некоторых людей находится возражение на любое сказанное им слово?
– О, беседовать с человеком, который привык оправдываться, – это страшное дело! Это все равно что разговаривать с бесноватым. Да простит меня Бог, но те, кто себя оправдывают, имеют «старцем» самого диавола. Это страшно измученные люди, они не имеют в себе мира. Они сделали самооправдание своей наукой. То есть, подобно тому как вор всю ночь не смыкает глаз и придумывает способ что-то украсть, эти люди постоянно придумывают способы оправдания своих погрешностей. Иной человек обдумывает, как ему смириться или сделать какое-то доброе дело, а они придумывают прямо противоположное – способ оправдать то, чему не может быть оправдания. Эти люди становятся настоящими адвокатами! Их невозможно переубедить – это все равно что пытаться переубедить самого диавола. Знаете, как я намучился с одним таким человеком! «То, что ты делаешь, не лезет ни в какие ворота, – увещевал я его. – Тебе необходимо обратить внимание на некоторые вещи, ты совсем отбился от рук, тебе следует поступить так-то и так-то…» Однако он находил себе оправдание в ответ на каждое мое слово, а в конце разговора еще и заявил: «Ты так и не сказал, что мне нужно сделать!» – «Золотой ты мой, – опешил я, – о чем же мы тогда толкуем столько времени? Мы говорим о твоих ошибках, о том, что ты зашел не туда, куда нужно, но ведь ты без остановки оправдываешься. За те три часа, пока мы беседуем, ты меня всего вымотал! Довел до белого каления! Ну разве я не сказал, что тебе нужно сделать?» Вот так: ты приводишь человеку соответствующие примеры, поясняя, что относиться ко всему так, как относится он, – это сатанинский эгоизм, предупреждаешь, что он подвергается бесовским воздействиям и если не изменится, то погибнет, – а он после всего этого заявляет, что ты так и не сказал, что ему нужно делать! Нет, правда, разве тут не выйдешь из себя? Если человеку на все наплевать, то он в таких случаях не расстраивается. Что бы ни произошло, все для него мелочи жизни. Однако если у тебя нет равнодушия, то в подобных ситуациях просто взрываешься. Нет, все-таки счастливые они – люди, которым нет дела ни до чего.
– Однако, Геронда, сами-то Вы ни при каких обстоятельствах не хотите оставаться равнодушными…
– Брат ты мой, да равнодушный, по крайней мере, не растрачивает себя понапрасну… Страдать есть смысл ради того человека, которому больно. Но здесь-то: выматываешься ради него, говоришь ему столько всего, а он в конце концов заявляет: «Ты не сказал, что мне делать» – и оправдывает то, чему не может быть оправдания. Так из человека он превращается в демона! Как это страшно! Если бы он подумал хотя бы о том, какой ты подъял труд, чтобы ему помочь, то изменился бы хоть немножко. Я уже не говорю о том, чтобы он почувствовал, как тебе за него больно. Но где там: он видит, как ты страдаешь, видит, как ты бьешься, мучаешься, и на все это закрывает глаза!
– Геронда, если ты говоришь человеку, который оправдывает какую-то свою бесчинную выходку, что это самооправдание, а он, желая доказать, что это не самооправдание, продолжает себя оправдывать, то есть ли у него возможность исправиться?
– Да где же ему исправиться? Он понимает, что совершил ошибку, потому что испытывает мучение, но от эгоизма не хочет ее признать. Это очень страшно!
– Да, но при этом он заявляет: «Ты отказываешься мне помочь. Я прошу тебя о помощи, а ты не хочешь даже пригласить меня для беседы. Ты относишься ко мне с презрением».
– Ну так что же – такое состояние тоже начинается с эгоизма. Тем самым он как бы говорит тебе: «Это не я, а ты виноват в том, что у меня все так плохо!» Да-да, такой человек доходит и до этого. Оставь его в покое: не нужно тратить на него время, поскольку ты ему не поможешь. За такого человека не несет ответственности ни его духовник, ни – если он живет в монастыре – игумен или игуменья. Это не человеческий, а сатанинский эгоизм. Человеческим эгоизмом страдает тот, кто, не смирившись до такой степени, чтобы сказать «прости», все же не станет и оправдываться. Но тот, кто, согрешая, оправдывает себя, превращает свое сердце в бесовское пристанище. Если такой человек не сокрушит своего «я», то будет совершать все больше и больше просчетов и его безо всякой пользы будет сокрушать его собственный эгоизм. Если человек не ведает, каким злом является самооправдание, у него есть смягчающие вину обстоятельства. Однако если он узнал это – сам или со слов других, – то смягчающих вину обстоятельств у него нет.
Когда хочешь помочь человеку, который привык оправдываться, будь очень внимательным. Потому что, если он оправдывается, это значит, что у него много эгоизма, и поэтому иногда происходит следующее: ты говоришь ему, что он поступил неправильно, а он, оберегая свою «безупречность» и доказывая [что неправ именно ты], начинает прибавлять вранье ко вранью и самооправдание к самооправданию. В этом случае уже ты, указавший ему на его неправоту, становишься причиной того, что этот человек оказывается еще большим эгоистом и лжецом, чем был раньше. Увидев, что он продолжает оправдываться, прекращай что-либо ему втолковать, но молись, чтобы Бог его просветил.
Если ты не оправдываешь себя, тебя Бог оправдает
– Геронда, часто, когда мне делают замечание, я, думая, что нужно дать какие-то объяснения, начинаю: «Да, это так, однако не знаю, то ли вы подумали…»
– Да зачем тебе все эти «однако» и «то ли»? В этом «то ли» нету… соли! И оно все извращает. Если делают тебе замечание, говори: «Прости. Твоими молитвами в будущем я буду внимательнее».
– Геронда, а, если кто-то, видя, как я совершаю тот или иной поступок, приходит к ошибочному заключению, нужно ли объяснять, что побудило меня поступить так, а не иначе?
– Если есть у тебя духовная сила, то есть смирение, то признай себя виновной и ничего не объясняй. Предоставь Богу тебя оправдать. Если не скажешь ты сама, то впоследствии за тебя скажет Бог. Посмотри, ведь когда братья продавали Иосифа в рабство (Быт. 37:20 и ниже), он не сказал [измаильтянским купцам]: «Я их брат, а не раб. Мой отец любил меня больше всех своих детей». Он не сказал ни слова, зато потом Бог сказал Свое слово и сделал его царем (Быт. 41:41). Что же ты думаешь – Бог не известит [людей о том, как все обстоит на самом деле]? Если Бог, ради твоей пользы, откроет людям правду, то хорошо. Однако, если Он ее не откроет, это тоже будет ради твоей пользы. Когда кто-то поступает с тобой несправедливо, думай о том, что он делает это не по злобе, а просто оттого, что увидел все в таком свете. Если у этого человека нет злобы, то пройдет какое-то время и Бог известит его об истинном положении дел. И тогда человек этот поймет, что был несправедлив к тебе, и покается. Бог не извещает человека только в том случае, если в нем есть злоба, поскольку радиостанция Бога работает на частоте смирения и любви.
– Геронда, а можно ли просить у человека объяснений после какого-то недоразумения между тобой и им?
– У тебя что, повредился помысл [об этом человеке]?
– Нет.
– Если твой помысл не повредился, то нет необходимости и в том, чтобы человек что-то тебе объяснял. Если же твой помысл повредился, то неплохо услышать какие-то объяснения, чтобы он не повредился еще больше.
– Геронда, но если объясняешься не с целью оправдаться, а просто рассказываешь о своем отношении к тому или иному событию, о том, что подвигло тебя поступить так или иначе?
– Это тоже ни к чему. Лучше сказать «прости» и воздержаться от объяснений, за исключением тех случаев, когда их у тебя просят. Тогда уже смиренно расскажи, как все произошло.
– То есть, Геронда, в каких случаях объяснения необходимы?
– Они необходимы в тех случаях, когда речь идет о недоразумении, которое касается других людей. Тогда человек обязан дать объяснения, чтобы как-то исправить положение дел. А еще бывает, что человек слишком чувствителен, имеет некоторую долю эгоизма, и если он не объяснится, это может его травмировать. В таком случае предпочтительнее, если он объяснит, что побудило его сделать тот или иной шаг.
– Иногда, Геронда, мы не можем отличить самооправдание от объяснения.
– Самооправдание не приносит покоя душе, тогда как объяснение приносит ей покой и мир.
 Кто исследует себя правильно, тот себя не оправдывает
– Геронда, отчего, даже чувствуя, понимая свою [духовную] слабость, я все равно оправдываюсь?
– Ты оправдываешься как раз потому, что еще не почувствовала своей слабости. Если бы почувствовала, то не оправдывалась бы. Ведь мы, себялюбцы, трудностей испытывать не хотим, трудиться не любим, часто хотим [духовно] разбогатеть, не ударив при этом палец о палец. Нам следует, по крайней мере, признать, что, относясь ко всему подобным образом, мы духовно хромаем на обе ноги. Признав это, нам следует смириться. Но где там! Ни трудом, ни признанием своей немощи в нашем случае и не пахнет.
– А может ли оправдывать себя человек, который занимается самопознанием, исследует себя?
– Кто изучает себя правильно, тот себя не оправдывает. Погляди: ведь некоторые умные люди, будучи семи пядей во лбу, в конце концов, делают ужаснейшие глупости. Это потому, что подмешивается желание устроиться поудобней. «Как бы устроиться поудобнее, – размышляет такой человек, – как бы сделать так, чтобы было хорошо мне самому».
– Геронда, а тот, кто себя оправдывает, не видит своих падений в духовной жизни?
– Диавол обманывает такого человека во всем, что бы он ни делал, и этот человек находит оправдание всему: собственному своеволию, упрямству, эгоизму, лжи.
– А если бы такой человек оценивал себя, как в зеркало, смотрясь в святоотеческие сочинения и особенно в Священное Писание, то разве это не помогло бы ему?
– Для человека, который мыслит правильно, духовно, Священное Писание и книги Святых Отцов разрешают все затруднения. Он понимает смысл написанного четко и ясно. Однако если человек не занимается духовным деланием и его душа не очищена, то даже Священное Писание ему не поможет, поскольку все прочитанное такой человек истолковывает шиворот-навыворот. Ему лучше открывать помысл своему духовнику и не пытаться самому истолковывать смысл прочитанного. К примеру, читая Ветхий Завет, такой человек может истолковать смысл прочитанного в духе лукавства и заразиться [духовной] инфекцией. Я заметил, что некоторые вбирают что-то из прочитанного в духовных книгах и потом истолковывают это так, как им на руку. Причина не в том, что у них не хватает соображения или они неправильно понимают смысл прочитанного. Нет, они дают прочитанному свое толкование для того, чтобы оправдать себя. Страшное дело! При этом те духовные советы, наставления, которые они слышат от других, эти люди, как я убедился, также нечасто воспринимают должным образом. К примеру, желая обратить их внимание на что-то, я рассказываю им какой-нибудь случай. Я хочу подчеркнуть что-то одно [совершенно конкретное], но они перерывают рассказанную мной историю с тем, чтобы найти в ней нечто совершенно другое, ухватиться за это «другое» и оправдать что-нибудь из своих недостатков или ошибок. То есть они делают все это ради того, чтобы найти оправдание своим страстям. Когда я им рассказываю о каком-нибудь человеке, который докатился до плачевного состояния из-за своей невнимательности, они, выслушав историю, не задумываются об этом, а говорят: «Ну, если уж бывают люди в таком ужасном состоянии, то мы вообще выше всяких похвал». Таким образом они оправдывают себя. Да, чего-чего, а самооправданий диавол подыщет сколько угодно
 Самооправдание не приносит покоя душе
Душа того, кто оправдывает себя, не находит покоя. Такой человек лишен утешения. Сам-то он оправдывает свое «я», но вот оправдывает ли это «я» его самого? Его «я», его совесть не находят ему оправдания, и поэтому душа не имеет покоя. Это свидетельствует о том, что он виноват. Насколько же премудро Бог все устроил! Он дал человеку совесть. Страшное дело! С помощью жестокости, хитрости, лести человек может добиться того, чего хочет, но при этом он будет лишен душевного покоя. А если человек руководствуется совестью, то он и без посторонней помощи может убедиться в том, что сбился с пути.
Благодушно терпеть несправедливость – это все равно что получать духовное богатство, приносящее радость. А оправдывая себя, человек словно растрачивает какую-то часть своего богатства – и радости не ощущает. Я хочу сказать, что в последнем случае у человека нет того духовного покоя, который он имел бы, не оправдывая себя. А что уж говорить о том, кто себя оправдывает, будучи к тому же и вправду виноватым! Такой человек собирает на свою голову гнев Божий. Ведь, по сути дела, он занимается расхищением того, что ему не принадлежит. Ему дается богатство, а он пускает его на ветер. Разве может иметь покой душа того, кто пускает богатство на ветер?»
Тот, кто оправдывается, себя ослепляет. [Потом] диавол найдет ему оправдание, даже если такой человек совершит убийство. «Как же ты его так долго терпел? – говорит диавол. – Да тебе надо было прикончить его гораздо раньше!» И такой человек может даже захотеть получить от Христа воздаяние за те несколько лет, которые он «терпел»! Тебе понятно? Да-да, можно и до этого дойти!
– Геронда, но раз тот, кто оправдывает себя, страдает, то почему он не хочет [перестать себя оправдывать, чтобы] прекратить мучающие его угрызения совести?
– Потому что самооправдание – это привычка. Чтобы ее отсечь, необходима сила воли. Такому человеку необходимо научиться не просто не оправдываться, но еще и занимать правильную духовную позицию. Ведь если человек, не оправдываясь вслух, станет все же носить в душе уверенность в том, что с ним обошлись несправедливо, то будет еще хуже, потому что если бы он сказал что-то в свое оправдание, то ему бы на это возразили, и таким образом он смог бы познать себя и выйти из заблуждения. В противном же случае он может ничего не говорить вслух, но про себя думать: «Правда на моей стороне, однако я молчу, потому что я выше этого». Таким образом человек остается в заблуждении.

 

СТРАНИЦЫ ИСТОРИИ

«В преддверии скорбного юбилея 100-летия отстранения от престола Императора Николая II и заключения под стражу Государя и его Семьи, Научно-исторический отдел Николо-Сольбинского монастыря совместно с Крестовоздвиженской Ливадийской дворцовой церковью Симферопольской и Крымской епархии, Кафедральным собором в память новомучеников и исповедников Российских Исилькульской епархии выпускает в свет издание: “Духовный мир Императора Николая II и его Семьи”, главы из рукописи которой мы представляем вашему вниманию.

В этой работе впервые подробно рассмотрены различные аспекты религиозной жизни последней Царской семьи вплоть до её мученической кончины, а также вопросы, связанные с отстранением Государя от Престола в марте 1917 года. Исследование построено на эпистолярных, мемуарных и архивных источниках, часть из которых публикуется впервые. Книга содержит большое количество иллюстраций, в том числе не изданных ранее. Работа рассчитана на широкий круг читателей, как специалистов, так и знакомящихся с «царской темой» впервые. По плану издание должно увидеть свет к празднику Христовой Пасхи 16 апреля 2017 г. Автор – руководитель Церковно-исторического проекта «Летопись», руководитель научно-исторического отдела Николо-Сольбинского женского монастыря, сотрудник «Доброй школы на Сольбе», историк, кандидат исторических наук и богословия Константин Геннадиевич Капков».

 

ДУХОВНОЕ СТАНОВЛЕНИЕ ВЕНЦЕНОСЦЕВ (Отрывок)

Для уяснения духовных интересов Венценосцев будет не лишним сказать о принадлежащих им иконах, найденных следствием после мученической кончины Семьи в Екатеринбурге. (Были обнаружены также свечи красного и желтого воска, лампадки темно-зеленого и малинового стекла, бутылочки из-под святой воды и освященного масла.)
Следствием зафиксировано в описи восемь образов «Спас Нерукотворный». На обороте одной из икон выгравировано: «Страдающий плотью перестает грешить. Как умножаются в нас страдания, умножается Христом и утешение наше для спасения, которое совершается перенесением страданий». На обороте другой иконы надпись на английском языке и дата: «May. 10. 1904», следующая — подарок Григория Распутина с надписью: «1908 г.», еще на одной иконе подпись: «Спаси и Сохрани. 25 Мая 1913 г. Москва. от А[нны]. В[ырубовой].», другой: «1913 г. Спаси и сохрани. От А[нны]» и на следующей: «Ц[арское]. С[ело]. Анастасья. 1914 г. 5 июня».
Были зафиксированы следующие иконографические образы Божией Матери: «Знамение», четыре иконы (на обороте одной подпись: «Дорогой нашей Ольге благословение. Папа и Мама. Спала. 3-го Ноября, 1912 г.», на другой: «от Ани. 1916. Т[атьяне]. Н[иколаевне].»);
 «Скоропослушница», три иконы (на обороте одной из них: «от Ани. 9 Сент. 1915. Н[асте].»);
 «Абалакская», две иконы (с подписями на обороте: «Т[атьяне]. Спаси и Сохрани. Мама. Елка 1917 г. Тобольск», «А[настасии]. Спаси и Сохрани. Мама. Елка 1917 г. Тобольск»);
«Абалакская» с изображением святых Марии Египетской и Николая Чудотворца (с подписью: «Дорогой Татьяне благословение на 12-е янв. Тобольск. Папа и Мама»)
«Тобольская», две иконы (одна с подписью: «Спаси и Сохрани. Елка 1917 г. Тобольск. Аликс»);
«Почаевская»;
«Коломенская»,
«Владимирская» (с подписью: «Тобольск Сент. 3-го 1917. от Настеньки»),
«Всех скорбящих радосте» (с подписью: «Т[атьяне]. Н[иколаевне]. 27-го февр. 1913 г. Ц[арское]. С[ело]. от Мама»;
«Утоли моя печали» (с подписью: «А[лександре]. Ф[едоровне]. Окт. 1908 г.»);
«Благовещение Пресвятой Богородицы» (подарок Григория Распутина, 1910 год);
«Достойно есть» (подарок Григория Распутина, 1913 год);
«Благодатное небо» (с подписью: «от Ани 1916 г.»);
«Умягчение злых сердец» (с подписью: «От сестры милосердия О. Шевчук»).
Образа святых: Иоанна Тобольского, семь икон, (две иконы имеют надпись на обороте: «11-го авг. 1917 г.» и три штемпель: «В благословение от Святителя Иоанна, Митрополита Тобольского и Сибирского» и даты их освящения — одной 23 апреля 1918 года и двух других: 5 мая 1918 года). Судя по датам, две иконы святителя Иоанна Тобольского были приобретены Царской семьей сразу по приезде в Тобольск, а две освящены прямо к отъезду Их Императорских Величеств.
Другие найденные иконы: мучеников Антония, Иоанна, Евстафия, пять икон;
святителя Николая Чудотворца, три иконы (одна со штемпелем: «Сия икона освящена на Мощах Святого Праведного Симеона Верхотурского Чудотворца. 12 Июня 1914 года» и пометкой: «А[нна] В[ырубова]»);
преподобного Серафима Саровского, две иконы;
праведного Симеона Верхотурского, две иконы (одна с надписью: «Дорогой Татьяне от Ани. 1916»),
великомученика Георгия Победоносца (с надписью: «Х.В. Марии от Папа и Мама. 1913 г.»);
мученицы Параскевы Пятницы (с надписью: «От старицы Марии Михайловны. Новгород. 11-го Декабря 1916 г.»);
преподобного Сергия Радонежского (с надписью: «А[лександре] Ф[едоровне] от старицы Марии Михайловны. Новгород. 11.XII. 1916 г.»);
бессребреников Косьмы и Дамиана (с надписью: «22 Мая. 1916 г.»);
святого пророка Илии (с надписью: «Т. 22-го Мая. 1914 г.);
святого Иоанна Воина (подарок Григория Распутина, без даты) .
При осмотре рудника, где уничтожали трупы Царской семьи, были найдены три небольшие разломанные иконы: святителя Николая Чудотворца, святых Гурия, Самона и Авива и образ Спасителя, принадлежавшие Царским детям. Обычно они висели у кроватей, а в дорогу дети надевали эти иконки на себя .
Все вышеописанные образа были различных размеров, выполненные на разных материалах: дереве, гипсе, финифти, жести. Объединяет иконы то обстоятельство, что все они (за исключением одного маленького образка святого Георгия Победоносца) были самого простого письма или печатные, тиражированные без каких-либо изысков и украшений, дешевые по стоимости, доступные любому.
Это не все иконы, бывшие у Царской семьи: древние и в дорогих окладах украли сразу после убийства. Однако мы видим, что Царская семья имела значительное количество простых изображений икон, многие из которых — подарки детям от отца и матери — датированы временами правления абсолютного монарха.
Среди сохранившихся икон, в частности, пять одинаковых образов трех литовских мучеников: Антония, Иоанна, Евстафия, пострадавших за исповедание Христа. Свято-Духов собор города Вильно, где хранились мощи мучеников, Венценосцы посещали в 1914 году. В местной иконной лавке приобрели на память обычные образа и не расставались с ними до конца.
Не стеснялись подносить недорогие по стоимости иконы Императорской семье Анна Вырубова и другие лица. Следовательно, в целом в Царской семье было принято почитать иконы разного исполнения и молиться как у писанных старинных, так и у печатных тиражированных иконописных изображений.
Любовь Императора к старинному письму хорошо известна. Федоровский Государев собор хранил богатейшее собрание древнерусской иконописи. С 1913 года Государь ежегодно отпускал 30000 руб. из личных средств на пополнение коллекции древнерусской иконописи в Русском музее , но собственного собрания церковного антиквариата у него не было.
Из всего вышесказанного логично будет определить еще одну религиозную составляющую мировоззрения Императорской семьи — простоту. Она, в частности, проявлялась, как непритязательность в быту, трудолюбие, скромность в одежде.
Так, в Царской семье было правилом дарить ближним предметы собственного изготовления. Императрица шила и вязала с ранних лет, еще до замужества. Например, в послании из Вольфсгартена к милому Ники принцесса замечала: не имею времени больше писать, «мне нужно продолжить свое вязание. <…> Здесь есть трое бедняков, которым я отдаю эти вещи, а я еще их не закончила» .
В поздних письмах Государю Императрица так же упоминает о сшитых для подарка шелковой рубашке и чулках . После ареста Царица с дочерьми передала теплые вещи, ими связанные, офицерам бывшего Собственного Конвоя Государя перед отправкой Конвоя из Царского Села на Кавказ .
Из Тобольска Императрица послала в подарок Вырубовой связанные ей чулки и вспоминала: «Как зимой прежде вязала, помнишь? Я своим людям [ныне] тоже делаю, все теперь нужно» . Это подтверждает Пьер Жильяр, отмечавший, что Императрица вязала для сопровождавших ее шерстяные фуфайки . Свои вышивки Царица также раздавала разным чинам на Рождество . Много шила Государыня и для церквей как до ареста (см. с. №№, №№), так и в Тобольске (см. с. №№).
В начале войны Императрица специально взяла на себя труд прикреплять маленькие образки к цепочкам, отсылаемым в армию. Как пишет ее биограф, монахиня Нектария (Мак Лиз), Государыня считала важным, чтобы каждый солдат имел что-то, сделанное ее рукой .
Шили рубашки (и другие вещи) на память раненым также дочери Императрицы, в том числе 16-летняя Мария Николаевна .
Можно заметить, что Императрица регулярно проводила благотворительные базары в Ливадии, иногда в другие местах, где в своем киоске вместе с дочерьми продавала шитье и вышивки, выполненные собственноручно.
Царские дети одевались очень просто. Если сравнить фотографии Великих княжон до и во время заключения, увидим, что сестры одеты в одном стиле, и без знания даты съемки трудно определить, к какому времени относится та или иная фотография. Пример мы видим на представленных иллюстрациях: сравните фото в Севастополе в 1913 году на пике величия Царственного дома Романовых в год его 300-летия, в Могилеве в 1916 году, в Царском Селе в 1917 году и Тобольске в 1918 году. Причем, Великие княжны не придерживались индивидуального стиля, а практически всегда старшие и младшие сестры носили однотипную одежду.
Даже их убийца чекист Юровский заметил детскую простоту Великих княжон, которые были веселы и доступны для общения, при нем «прибегали на кухню, помогали стряпать, заводили тесто, <…> занимались стиркой платков» , и что «Алексей и девицы были все время очень просто одеты, девицы почти постоянно что-нибудь чинили, штопали и т.д.» .
Заметим, что в книге духовных наставлений «О терпении скорбей» , принадлежавшей Царской семье и найденной в Ипатьевском доме после ее убийства, подчеркнуто, в частности, высказывание: «Простота всегда соединена со смирением» .
Действительное смирение, покорность воле Божией — это высокая ступень в лестнице христианского устройства своей души. Так мы пришли к тому, с чего начиналась эта глава: «И да будет Его воля!» — рефрен девичьих писем Принцессы Аликс. Простота в духовном делании, терпение и реализация Семьи как «малой церкви» выявили эту волю на новом уровне.
Интересно, что в записной книжке Государыни собственноручно записано следующее рассуждение Григория Распутина: «Простота — сила и одежда — не гордится, ничто иное не возвышает — ни злато, ни серебро. Великий философ простоты! Что бы ни было в свете идеального и невозможного — только сделает простота. Дадим ей имя — богатырь и рыцарь» . Плохо сказано?

 

ИЗ ГЛУБИНЫ СЕРДЦА

ИЗ ЦИКЛА СТИХОТВОРЕНИЙ «ДОБРОНРАВИЕ ДЛЯ МАЛЕНЬКИХ»

 

Жизнь – дар Божий

 

Жизнь – это чудо большое,
Бог нам её подаёт,
Всех наделяет душою,
К Правде и Свету ведёт.
Следуя Божьим заветам,
Встанем на правильный путь,
Чтоб по бесовским наветам
Снова во тьму не свернуть.

 

Совесть

Совесть – это голос Божий,
Неусыпный страж души.
Заглушить её не можем,
Если в чём-то согрешим.
Если в сердце есть сомненья,
Совесть лучший даст совет,
И избавит от волненья,
И прольёт на дело свет.

 

(Мария Шадрина, выпускница «Доброй школы на Сольбе»)

 

МОНАСТЫРСКИЕ ОБЪЯВЛЕНИЯ

  • Строительство храма Святителя Николая. В Николо-Сольбинском монастыре возводится храм в честь святителя Николая и святых Царственных Страстотерпцев. Паломники и гости монастыря получили возможность внести именное пожертвование на его строительство. Первые памятные сертификаты уже выданы тем, кто украсил свое посещение святой обители добрым делом – участием в строительстве храма, посвященного великому угоднику Божию – святителю Николаю Чудотворцу. Испокон века храмы на Руси строили всем миром, традиционной формой благотворительности были пожертвования «на кирпичик». Предлагаем поучаствовать в возрождении этой доброй благочестивой традиции. Святой праведный Иоанн Кронштадский писал: «Если на Вашу долю выпала честь строить Дом Божий, примите это как великий дар Творца, ибо десница Господня касается того, кто строит храмы, и многие грехи простит тому Господь». Каждому жертвователю выдаётся памятный сертификат благотворителя, который может стать прекрасным подарком Вашим близким, свидетельством молитвенной помощи и заботы о них. Имя обладателя сертификата вносится в специальный синодик для вечного поминовения за Божественной Литургией. Сделать пожертвование (от 1000 р. – 1 имя) на именной кирпич Вы можете, перечислив денежные средства на банковский счет монастыря с пометкой в назначении платежа: «Именной кирпич – ФИО» Например: «Именной кирпич – Лебедев Сергий Владимирович, Морозова Елена Николаевна», указав точный почтовый адрес, по которому мы вышлем Ваш Памятный сертификат благотворителя.

  • Николо-Сольбинский женский монастырь примет в дар любые автомобили. Подробнее по телефону: +7-915-970-44-61 (с. Дария).

  • По поводу пожертвований стройматериалов звоните: +7-915-970-42-59 (монахиня Марфа).

  • Николо-Сольбинский женский монастырь приглашает на работу специалистов:

    • В “Добрую школу на Сольбе” требуются: учитель ИЗО, учитель технологии, учитель информатики, учитель фортепиано, учитель сольфеджио, концертмейстер. Контактный телефон +7-915-970-23-35.
    • На монастырскую ферму требуется доярка (коровы и козы) с опытом работы (в том числе машинного доения). Контактный телефон +7-980-650-74-95 (сестра Татиана).
    • В швейную мастерскую требуются швеи и закройщицы. Контактный телефон: +7-915-196-13-37 (Антонина Михайловна).
    • В керамическую мастерскую требуются специалисты: технолог керамического производства, художники, заливщики форм, гипсомодельщик, дизайнер. Контактный телефон: +7-980-749-17-78 (сестра Домника).

ЖДЕМ ВАС

  • Наш адрес: 152030 Ярославская обл., Переславский р-н, местечко Сольба, Николо-Сольбинский женский монастырь
  • Наш сайт: www.solba.ru
  • Электронная почта: Этот e-mail адрес защищен от спам-ботов, для его просмотра у Вас должен быть включен Javascript
  • Телефон: +7-915-970-24-74 (секретарь), +7-915-970-43-28 (гостиница)
  • Присылайте Ваши статьи, рассказы, стихи, рисунки на разные темы. Ваше слово да будет в прославление Господа, Божией Матери и святых. Слово, которое направит людей на доброе и светлое, многим откроет другой мир настоящих человеческих ценностей. Ваше слово – это апостольский труд, проповедь. Это лепта бедной вдовицы, которая для Бога была дороже всех остальных сокровищ… Ждем Ваших писем по адресу: Этот e-mail адрес защищен от спам-ботов, для его просмотра у Вас должен быть включен Javascript
«Все воды земли стекаются в океан, и, может быть, океан служит началом для всех вод земных. Писания отцов соединяются все в Евангелии; все клонятся к тому, чтоб научить нас точному исполнению заповеданий Господа нашегоИисуса Христа; всех их и источник и конец – святое Евангелие». (Святитель Игнатий Брянчанинов)

Молитва перед чтением Евангелия

«Когда же читаешь, читай с усердием и прилежно; с великим вниманием останавливайся на каждом стихе и не листы только переворачивать старайся, но, если нужно, не поленись и дважды, и трижды, и несколько раз прочесть стих, чтобы уразуметь силу его. А когда садишься читать или слушать читающего, помолись прежде Богу, говоря: Господи Иисусе Христе! Отверзи уши и очи сердца моего, чтобы услышать мне словеса Твои и уразуметь их, и исполнить волю Твою; потому что пришлец я на земле; не скрой от меня, Господи, заповедей Твоих, но открой очи мои, и уpазумeю чудеса, явленные законом Твоим (Пс. 118, 18-19). Ибо на Тебя уповаю, Боже мой, чтобы просветил Ты сердце мое». (Преподобный Ефрем Сирин)

ЕВАНГЕЛИЕ ОТ МАТФЕЯ
(глава 2 стихи 1-12)


Церковнославянский Синодальный
2:1 И вни́де пáки въ капернаýмъ по днéхъ: и слы́шано бы́сть, я́ко въ домý éсть. Через несколько дней опять пришел Он в Капернаум; и слышно стало, что Он в доме.
2:2 И áбiе собрáшася мнóзи, я́коже ктомý не вмещáтися ни при­­ двéрехъ: и глагóлаше и́мъ слóво. Тотчас собрались многие, так что уже и у дверей не было места; и Он говорил им слово.
см. тж. Мф.9:2; Лк.5:182:3 И прiидóша къ немý нося́ще разслáблен­на [жи́лами], носи́ма четы́рьми: И пришли к Нему с расслабленным, которого несли четверо;
2:4 и не могýщымъ при­­бли́житися къ немý нарóда рáди, от­кры́ша покрóвъ, идѣ́же бѣ́, и прокопáв­ше свѣ́сиша óдръ, на нéмже разслáблен­ный лежá­ше. и, не имея возможности приблизиться к Нему за многолюдством, раскрыли кровлю дома, где Он находился, и, прокопав ее, спустили постель, на которой лежал расслабленный.
см. тж. Ис.43:25 2:5 Ви́дѣвъ же Иисýсъ вѣ́ру и́хъ, глагóла разслáблен­ному: чáдо, от­пущáют­ся тебѣ́ грѣси́ тво­и́. Иисус, видя веру их, говорит расслабленному: чадо! прощаются тебе грехи твои.
2:6 Бя́ху же нѣ́цыи от­ кни́жникъ тý седя́ще и помышля́юще въ сердцáхъ сво­и́хъ: Тут сидели некоторые из книжников и помышляли в сердцах своих:
2:7 чтó сéй тáко глагóлетъ хулы́? ктó мóжетъ оставля́ти грѣхи́, тóкмо еди́нъ Бóгъ? что Он так богохульствует? кто может прощать грехи, кроме одного Бога?
см. тж. Ин.2:24; Ин.6:642:8 И áбiе разумѣ́въ Иисýсъ Дýхомъ сво­и́мъ, я́ко тáко тíи помышля́ютъ въ себѣ́, речé и́мъ: чтó сiя́ помышля́ете въ сердцáхъ вáшихъ? Иисус, тотчас узнав духом Своим, что они так помышляют в себе, сказал им: для чего так помышляете в сердцах ваших?
см. тж. Мф.9:5; Лк.5:23 2:9 чтó éсть удóбѣе? рещи́ разслáблен­ному: от­пущáют­ся тебѣ́ грѣси́? или́ рещи́: востáни, и воз­ми́ óдръ твóй, и ходи́? Что легче? сказать ли расслабленному: прощаются тебе грехи? или сказать: встань, возьми свою постель и ходи?
2:10 но да увѣ́сте, я́ко влáсть и́мать Сы́нъ человѣ́ческiй на земли́ от­пущáти грѣхи́: глагóла разслáблен­ному: Но чтобы вы знали, что Сын Человеческий имеет власть на земле прощать грехи, – говорит расслабленному:
2:11 тебѣ́ глагóлю: востáни, и воз­ми́ óдръ твóй, и иди́ въ дóмъ твóй. тебе говорю: встань, возьми постель твою и иди в дом твой.
2:12 И востá áбiе, и взéмъ óдръ, изы́де предъ всѣ́ми: я́ко диви́тися всѣ́мъ и слáвити Бóга, глагóлющымъ, я́ко николи́же тáко ви́дѣхомъ. Он тотчас встал и, взяв постель, вышел перед всеми, так что все изумлялись и прославляли Бога, говоря: никогда ничего такого мы не видали.

Молитва после чтения Евангелия
Слава Тебе, Господи Царю, Сыне Бога живаго, сподобивый мя недостойнаго Божественная Твоя словеса и глас Святаго Евангелия Твоего слышати; сим убо Владычним Твоим гласом, укрепи мя в покаянии настоящия сея жизни прейти нощь, от всякаго избавляя мя навета и злобы видимых и невидимых враг.

 
 
222_rrrre-1920
153
799535
71544028_41868921_1204709136_spring_00077
0_11f14_240c6e83_XL
-
110445252_12