АНО СЕМЬЯ РОССИИ
3 марта 2023 года - 200 лет со дня рождения Константина Ушинского
02.03.2023 22:56

3-4 марта 2023 года (19 февраля 1823 года по старому стилю) Россия празднует день рождения великого отечественного педагога, родоначальника русской научной педагогики Константина Дмитриевича Ушинского. Но в некоторых статьях вы можете обнаружить несоответствие в датах рождения педагога. Так когда же в 2023 году будет правильнее праздновать день рождения Константина Дмитриевича Ушинского? В русской истории педагогики по ряду причин образовалась путаница с датой его дня рождения. Рассмотрим их по порядку. Сначала путаница была внесена Постановлением Совета Министров РСФСР № 398 от 25 июня 1946 года, в котором при утверждении главной награды Министерства образования и науки РСФСР медали Ушинского, датой его рождения указывалось 19 февраля 1824 года (по старому стилю). Путаница могла произойти из-за «несвоевременной регистрации метрического свидетельства мальчика, которая отложилась в связи с назначением отца на новый пост и переездом семьи на новое место службы отца», а когда мама Ушинского приступила к ее оформлению, священник, крестивший Константина умер, и потребовалась длительная бумажная переписка и сбор доказательств об истинной дате рождения и крещения.

Но все же «в результате кропотливой работы в 60-х — 80-х годах XX века исследователей — историка-архивиста А. А. Петухова, профессора Ярославского университета А. Н. Иванова и др. в Государственном архиве Тульской области были найдены документы, относящиеся к биографии К. Д. Ушинского», которые и позволили точно определить его дату рождения, а именно на основании «заявлении его матери, документов отца, показаний под присягой повивальной бабки, присутствовавшей при рождении и крещении Константина» дата была определена как 19 февраля 1823 года. Сомнения в правильности расчетов не возникало, так как такими же свидетельствами сопровождались точные даты рождения в семье Ушинских сестер и братьев Константина и ничего не свидетельствовало о том, что дату рождения одного из детей родители могли зачем-то подменить. Однако новое недоразумение возникло «при подготовке 11-томного издания трудов Ушинского в 40-х годах XX века, когда В.Я.Струминский  опять указал дату рождения К. Д. Ушинского — 3 марта 1824 года,  и она стала считаться канонической датой его рождения, и все официальные чествования памяти К. Д. Ушинского впоследствии стали  исходить из этой даты.

Но и в наше время продолжаются недоразумения с точной датой рождения великого педагога. Так  в вышедшем в 2015 году в серии «Русская цивилизация» сборнике трудов К.Д.Ушинского «Русская школа» в предисловии автор ссылается на статью Шаина Е. Г. (Исторические факты биографии К. Д. Ушинского // Ярославский педагогический вестник. 2014. № 2. Т. II (Психолого-педагогические науки). С.14.), в которой датой рождения Ушинского называется 19 февраля (2 марта) 1824 года. То есть перевод даты со старого юлианского календаря на новый григорианский, введенный Петром I,  был сделан Шаиным Е.Г. не по конвертору, а просто  добавлением 12 дней, хотя в XIX веке разница уже составляла 13 дней и 1823 год не был високосным. Далее дата 2 марта попадает и в ряд других научных статей о педагогическом наследии К.Д.Ушинского.  Поэтому, мы сегодня хотели бы восстановить историческую справедливость, и в день празднования дня рождения нашего великого педагога (3-4 марта) поздравить всех неравнодушных к памяти педагога наследников его творчества и предложить начать отмечать 200-летие со дня рождения «отца русской педагогики» 3 марта (как переводилась в XIX веке дата 19 февраля 1823 года, точная дата его рождения, установленная советскими учеными, и отстоящая по новому стилю от старого стиля на 13 дней), а завершить 4 марта, как даты рассчитанный  по конвертору  в XX и XXI веках и вплоть до 2100 года (когда разница стилей составляет и будет составлятьуже 14 дней).

В первой публикации мы предлагали вам ознакомиться с текстом статьи К.Д. Ушинского  «О необходимости сделать русские школы русскими», опубликованной им в 1867 году в газете «Голос» после его возвращения из-за границы, где он знакомился с постановкой дела образования в разных европейских странах и  высказывал в этой статье очень важное для развития русской педагогической мысли мнение: «Еще недавно мы старались во всем подражать иностранцам; теперь другая мода. Но, право, нам не мешало бы занять вместо всех прочих одну черту из западного образования — черту уважения к своему отечеству; а мы ее-то именно, ее, единственно годную для заимствования во всей полноте, и пропустили. Не мешало бы нам занять ее не затем, чтоб быть иностранцами, а лишь затем, чтоб не быть ими посреди своей родины». Согласитесь, что и сегодня мнение педагога остается актуальным в юбилейный для него   2023 год, когда опять после очередного 30-летнего смутного времени в нашей истории, отмеченного очередным западничеством, как роковой для России болезни ее высшего элитного слоя, мы вынуждены возвращаеться в лоно родной истории и культуры, восстанавливая многие утраченные нарративы русского мировоззрения и национального самосознания.

Пора бы уж нам вслед за К.Д.Ушинским, славянофилами и другими русскими мыслителями понять, что России, как страна-цивилизация («русский мир», как сегодня ее принято называть, или восточно-европейская цивилизация по Н.Я.Данилевскому), давно уже выработала, идя вслед за Христом и в лоне православного христианства, особую русскую мировоззренческую парадигму, так ярко представленную в педагогическом творчестве Ушинского. О сути данного мировоззренческого феномена верно сказал XX веке Иван Александрович Ильин, наиболее яркий и глубокий из представителей русской религиозной философии, в своем сборнике «Наши задачи»: «Ни один народ в мире не имел и не имеет ни такой территории, ни такого национального состава, ни такой истории, как Россия. У нас своя, особая вера, свой характер, свой уклад души. Мы иначе любим, иначе созерцаем, иначе поём. У нас иное правосознание и иная государственность. ... Формы национальной идеологии и национального возрождения должны возникнуть из самых душевно-духовных недр самого народа, из его национально-патриотического горения; они должны быть рождены его собственной проблематикой, его страданиями, его характером, его историческими и культурными заданиями».

А мы сегодня предлагаем вам к прочтению одну из первых статей К.Д.Ушинского «О пользе педагогической литературы», вызвавшую огромный общественный интерес тогда и актуальную сегодня, написанную им после того, как он, став инспектором классов Гатчинского сиротского института, обнаружил там архив одного из основателей этого приюта для малолетних детей — Е.О.Гугеля. Сегодня этого выдающегося педагога-практика мы смело можем назвать отечественным Песталоцци. Гугель, как основатель и педагог приюта для малолетних детей в Гатчине,  являлся автором «Проекта об улучшении первоначального воспитания питомцев Гатчинского Воспитательного дома», который по праву можно считать первым отечественным нормативным документом в сфере дошкольного воспитания. И как впоследствии позже писал сам К.Д.Ушинский, что в этом гатчинском приюте в закрытом шкафу он нашел целое сокровище - «полное собрание педагогических книг».

Общественные деятели П.С.Гурьев в «Русском педагогическом вестнике (1859)  и  В.Ф.Одоевский в журнале « Отечественные записки» (1845, №12) так писали об этом уникальном архиве: «младенчество нашей Педагогии - Гугель, имел библиотеку хотя небольшую, но составленную из лучших сочинений, как по педагогике, так и по наукам, с нею соприкосновенным» ( П.С.Гурьев); « здесь любовь и наука достигали степени истинного вдохновения; лишь высокая душа могла так глубоко понимать младенческую душу. Педагогия была жизнью Гугеля,  элементарное преподавание так сроднилось с его душой, что его истинно гениальные разговоры с детьми казались ему делом весьма обыкновенным, доступным для всякого; ему казалось, что если он набросает на бумагу несколько приёмов, то всякий учитель поймёт, в чём дело» (В.Ф.Одоевский).  Для В.Ф.Одоевского опыт гатчинской школы Гугеля для малолетних детей послужил образцом для детских приютов, которые он позднее организовывал, а многие используемые там методы «русского Песталоцци», послужили основой  для разработанных им наставлений и рекомендаций.

Найденные книги оказали огромное влияние на Ушинского. Впоследствии, под влиянием идей, полученных от прочтения этих книг, он написал одну из лучших своих статей по педагогике - «О пользе педагогической литературы».  Сам же Ушинский так впоследствии писал об этом важнейшем и рубежном событии в своей жизни: «Это было в первый раз, что я видел собрание педагогических книг в русском учебном заведении. Этим двум шкафам я обязан в жизни очень, очень многим, и — Боже мой! — от скольких бы грубых ошибок был избавлен я, если бы познакомился с этими двумя шкафами прежде, чем вступил на педагогическое поприще! Человек, заведший эту библиотеку, был необыкновенный у нас человек. Это едва ли не первый наш педагог, который взглянул серьёзно на дело воспитания и увлёкся им. Но горько же и поплатился он за это увлечение. Покровительствуемый счастливыми обстоятельствами, он мог несколько лет проводить свои идеи в  исполнение; но вдруг обстоятельства изменились, — и бедняк-мечтатель окончил свою жизнь в сумасшедшем доме, бредя детьми, школой, педагогическими идеями.  Недаром же после него закрыли и запечатали его опасное наследство. Разбирая эти книги, исписанные по краям одною и тою же мёртвою рукою, я думал: лучше было бы, если бы он жил в настоящее время, когда уже научились лучше ценить педагогов и педагогические идеи». (Цитируется по книге: А.Фролков. Константин Дмитриевич Ушинский,  его жизнь и педагогическая деятельность. Биографический очерк. СПб, 1893)

И как всегда в статье вы найдете россыпь гениальных мыслей Ушинского о пользе чтения педагогической литературы для учителей и родителей, о необходимости в искусстве педагога  сочетании теории и практики педагогики и психологии как это уже стало основой мастерства  в медицине, но до сих пор так еще и не принято в педагогике.  Эти мысли опять поразят вас как и в первой статье своей своевременностью и актуальностью в 2023 году. А в следующей публикации мы подробно проанализируем эти мысли из статьи и оценим их полезность для современного момента принятия решений о будущем русской педагогической мысли и практики.

 
 
-03
001
065
bmjh
images_1
main-3267-dfa0e531ea9f35c1c6fb15decf0362e1

7d672435e061a2c340dd53969a8