АНО СЕМЬЯ РОССИИ
Сольбинская весточка. Покаяния отверзи ми двери…
27.02.2017 11:44

1_copy

Еженедельная электронная газета. Выпуск № 122 (163). Тема номера:·«Покаяния отверзи ми двери…»

Дорогие Сольбинцы!

Такими словами начинается каждый из номеров нашей газеты. Этим приветствием мы объединяем в одну добрую и дружную семью всех наших дорогих читателей. Тех, кто уже побывал в Николо-Сольбинском монастыре, и тех, кто только мечтает об этом и живет в ожидании удивительных впечатлений, связанных с паломнической поездкой и пребыванием в обители. Кого связывают с монастырем светлые воспоминания и теплые чувства, душевная забота о нем и желание во всем помогать.
Прощёное воскресенье – преддверие Великого поста. У каждого события есть своё начало, свой конец и своё «накануне». И нет, наверное, более таинственной и торжественной минуты, чем той, когда стоишь у порога предстоящего значимого события в готовности сделать решительный шаг.
Школьник старается аккуратно писать на первых страницах новой тетрадки. Бережно ступает нога по свежевыпавшему хрустящему снегу… Начинать – всегда трепетно и немного страшно. Вот и Православная Церковь призывает нас не вдруг, а с заблаговременной подготовкой и благоговением приступать к спасительному поприщу поста, испросив прощение у всех наших ближних.
Умилительные богослужебные песнопения вспоминают сегодня изгнание Адама из рая. Закрылись после его грехопадения врата Эдема. И мы в полумраке храма коленопреклоненно просим, чтобы отверзлись другие врата – двери покаяния, ведущие нас к Небесному Царствию…
Помоги нам, Господи, войти в них! Дай, Господи, положить доброе начало!

 

Мария Шадрина

 

СЛОВО БОЖИЕ

«Все воды земли стекаются в океан, и, может быть, океан служит началом для всех вод земных. Писания отцов соединяются все в Евангелии; все клонятся к тому, чтоб научить нас точному исполнению заповеданий Господа нашегоИисуса Христа; всех их и источник и конец – святое Евангелие». (Святитель Игнатий Брянчанинов)
Молитва перед чтением Евангелия
«Когда же читаешь, читай с усердием и прилежно; с великим вниманием останавливайся на каждом стихе и не листы только переворачивать старайся, но, если нужно, не поленись и дважды, и трижды, и несколько раз прочесть стих, чтобы уразуметь силу его. А когда садишься читать или слушать читающего, помолись прежде Богу, говоря: Господи Иисусе Христе! Отверзи уши и очи сердца моего, чтобы услышать мне словеса Твои и уразуметь их, и исполнить волю Твою; потому что пришлец я на земле; не скрой от меня, Господи, заповедей Твоих, но открой очи мои, и уpазумeю чудеса, явленные законом Твоим (Пс. 118, 18-19). Ибо на Тебя уповаю, Боже мой, чтобы просветил Ты сердце мое». (Преподобный Ефрем Сирин)

 

ЕВАНГЕЛИЕ ОТ МАТФЕЯ
(глава 26 стихи 14-21)

 


Церковнославянский Синодальный
6:14 А́ще бо от­пущáете человѣ́комъ согрѣшéнiя и́хъ, от­пýститъ и вáмъ Отéцъ вáшъ небéсный: Ибо если вы будете прощать людям согрешения их, то простит и вам Отец ваш Небесный,
6:15 áще ли не от­пущáете человѣ́комъ согрѣшéнiя и́хъ, ни Отéцъ вáшъ от­пýститъ вáмъ согрѣшéнiй вáшихъ. а если не будете прощать людям согрешения их, то и Отец ваш не простит вам согрешений ваших.
6:16 Егдá же поститéся, не бýдите я́коже лицемѣ́ри сѣ́ту­ю­ще: помрачáютъ бо ли́ца своя́, я́ко да явя́т­ся человѣ́комъ постя́щеся. Ами́нь глагóлю вáмъ, я́ко воспрiéмлютъ мздý свою́. Также, когда поститесь, не будьте унылы, как лицемеры, ибо они принимают на себя мрачные лица, чтобы показаться людям постящимися. Истинно говорю вам, что они уже получают награду свою.
6:17 Ты́ же постя́ся помáжи главý твою́, и лицé твоé умы́й, А ты, когда постишься, помажь голову твою и умой лице твое,
6:18 я́ко да не яви́шися человѣ́комъ постя́ся, но Отцý тво­емý, и́же въ тáйнѣ: и Отéцъ твóй, ви́дяй въ тáйнѣ, воз­дáстъ тебѣ́ я́вѣ. чтобы явиться постящимся не пред людьми, но пред Отцом твоим, Который втайне; и Отец твой, видящий тайное, воздаст тебе явно.
6:19 Не скрывáйте себѣ́ сокрóвищъ на земли́, идѣ́же чéрвь и тля́ тли́тъ, и идѣ́же тáтiе подкóпываютъ и крáдутъ: Не собирайте себе сокровищ на земле, где моль и ржа истребляют и где воры подкапывают и крадут,
см. тж. Лк.12:21, 33; 1Тим.6:196:20 скрывáйте же себѣ́ сокрóвище на небеси́, идѣ́же ни чéрвь, ни тля́ тли́тъ, и идѣ́же тáтiе не подкóпываютъ, ни крáдутъ: но собирайте себе сокровища на небе, где ни моль, ни ржа не истребляют и где воры не подкапывают и не крадут,
6:21 идѣ́же бо éсть сокрóвище вá­ше, тý бýдетъ и сéрдце вá­ше. ибо где сокровище ваше, там будет и сердце ваше.

 

Молитва после чтения Евангелия
Слава Тебе, Господи Царю, Сыне Бога живаго, сподобивый мя недостойнаго Божественная Твоя словеса и глас Святаго Евангелия Твоего слышати; сим убо Владычним Твоим гласом, укрепи мя в покаянии настоящия сея жизни прейти нощь, от всякаго избавляя мя навета и злобы видимых и невидимых враг.

 

БЕСЕДА НА ЕВАНГЕЛИЕ

ПЕРЕД ПОСТОМ.
Слово святителя Иоанна (Максимовича), архиепископа Шанхайского и Сан-Францисского
Отверзаются двери покаяния, наступает Великий пост. Ежегодно повторяется он, и каждый раз принесет он нам великую пользу, если мы должным образом проведем его. Великий пост есть подготовка к будущей жизни, а ближайшим образом подготовка к Светлому Воскресению.
Как в высоком здании устраивается лестница, чтобы по ступеням легко можно было подняться на высоту здания, так и различные дни в году являются ступенями для нашего духовного подъема и восхождения.
К таковым особенно относятся дни Великого поста и Святой Пасхи.
Великим постом мы очищаемся от греховной скверны, а в Святую Пасху ощущаем блаженство грядущего Царства Христова. Когда поднимаются на высокую гору, стараются освободиться от всякой лишней тяжести. Чем меньше кто нагружен, тем легче подниматься ему и тем выше сможет он подняться.
Так и чтобы духовно возвыситься, прежде всего нужно освободиться от тяжести греховной. Она снимается с нас покаянием при непременном условии, что мы сами изгоняем из себя всякую вражду и прощаем каждому, кого считаем виноватым перед нами. Очищенные и прощенные Богом тогда встречаем мы Светлое Христово Воскресение.
Какой же драгоценнейший дар Божий получаем мы тогда, что является завершением нашего постного подвига? О том говорит нам уже первое песнопение, начинающее ежедневное пение стихир поста: «И подается нам в снедь Агнец Божий, во священней и светоносней нощи воскресения, нас ради приведенное заколение, учеником приобщенное в вечер таинства».
Приобщение Тела и Крови Воскресшего Христа, в жизнь вечную, вот что является целью святой Четыредесятницы. Приобщаются не только на Пасху. Наоборот, на Пасху должно приобщаться тем, кто говел, исповедался и причастился во время Великого поста. Перед самой Пасхой нет возможности хорошо, во всем, исповедаться, время и священники заняты службами Страстными. Подготовляться к тому нужно заранее.
Всякое причащение Христовых Тайн есть соединение с Самим Христом и для нас спасительно. Почему же такое значение придается причащение в ночь Святой Пасхи и к тому мы все призываемся? Особенно тогда дается нам ощутить Царство Христово. Особенно мы тогда озаряемся Вечным Светом и укрепляемся для восхождения духовного.
То незаменимый дар Христов, несравнимое благо. Пусть никто сам не лишается сей радости и вместо причащения в Пасхальную ночь не торопится вкусить мясные и прочие снеди. Приобщение тогда Святых Тайн подготавливает нас к трапезе в вечном Царствии Божием.

 

СВЕТЛОЙ ПАМЯТИ АРХИМАНДРИТА КИРИЛЛА (ПАВЛОВА)

20 февраля 2017 г. отошёл ко Господу великий старец архимандрит Кирилл (Павлов). Много лет батюшка был духовником Свято-Троицкой Сергиевой Лавры, окормлял огромное число людей. Был духовником Святейшего Патриарха Алексия II. К нему за поддержкой, мудрым советом, наставлением приезжали со всех концов России и зарубежья. Для всех старец находил слова утешения и назидания. С 2000-х годов по болезни о. Кирилл уже не мог принимать народ. Но он до самых последних дней продолжал совершать свой молитвенный подвиг…
Чтобы проститься со старцем, в Лавру приехали сотни людей. Это были и духовные чада о. Кирилла, и те, кому случалось обращаться к нему в затруднениях за советом, и те, кто при жизни ни разу не встречались с ним, но теперь желали почтить его память и испросить у него святых молитв. Настоятельница Николо-Сольбинского женского монастыря игумения Еротиида вместе с сестрами также поехали проститься с великим старцем. 22 февраля вечером в нашей обители была совершена заупокойная служба, в ночь с 22 на 23 февраля – Божественная Литургия, после которой сестры отправились в Лавру, чтобы помолиться у гроба батюшки. Верим, что его святые молитвы будут всегда поддерживать наш монастырь, надеемся на предстательство старца за нас перед Престолом Божиим.
ПРОПОВЕДЬ ЕПИСКОПА ИСИЛЬКУЛЬСКОГО И РУССКО-ПОЛЯНСКОГО ФЕОДОСИЯ НА ЗАУПОКОЙНОЙ СЛУЖБЕ ПО НОВОПРЕСТАВЛЕННОМУ АРХИМАНДРИТУ КИРИЛЛУ
Сегодня особый день, когда мы здесь, в этой далёкой от города, от центра, от множества людей обители, совершаем молитвы, служили Литургию, причастились Святых Христовых Тайн, когда великий старец всей земли Российской будет погребён в Троице-Сергиевой Лавре. Это человек, к которому можно отнести слова: «Честна пред Господем смерть преподобных его». Потому что вся его жизнь – это преподобие, вся его жизнь – это стремление к Богу. Суть его жизни можно определить такими словами, которые он всегда говорил: «Ищите прежде Царствия Божия, и остальное все приложится вам». Весь его путь очень многотруден, многоболезнен. Находясь в таком болезненном, трудном состоянии, всегда из Лавры – в больницу, из больницы – в Лавру, всю жизнь страдая, он всю жизнь утешал людей. Имя «Кирилл» означает «солнце».
Я вспоминаю те дни, когда Господь сподобил меня ходить к нему на исповедь, получать великую пользу. Я до сих пор вспоминаю эти моменты: как он говорил, что он говорил, что он делал. Без слов, только приближаясь к этому человеку, душа становилась на своём месте и становилась в правильном устроении пред Богом и пред людьми. Это великая благодать. И то, что больше десяти лет он лежал, находясь как бы между жизнью и смертью, – это тоже великий подвиг. Он жил для нас, для всех людей, для того, чтобы ходатайствовать пред Богом и здесь на земле нам милости. И сегодня мы лишились этого солнца на земле. В эти дни, я смотрел, даже в Москве и вокруг солнца как раз нет, природа как бы соучаствует в этом его переходе от земли к небесному жительству. И мы сегодня, поминая его, понимаем, что не столько ему нужны наши молитвы, как нам нужны его молитвы и ходатайство пред Богом, чтобы Господь ниспосылал нам милость, и пощадил бы нас, и не судил нас по делам нашим.
Отец Кирилл очень любил читать Евангелие. Всех своих постоянных чад, тех, которые постоянно ходили к нему, он учил читать Евангелие: «Учите Евангелие, потому что в нем жизнь и сила Божия». И вот один из благодетелей этого монастыря, когда Матушка его привела к батюшке Кириллу, от неожиданности, увидев такого старца благодатного, испугался. Старец его спросил: «Что ты хочешь?» Он говорит: «Сил надо мне, силы». И он взял его за руку, завёл в келью и говорит: «Силы хочешь? Подожди, сейчас тебе силы…» Он пошёл, нашёл Евангелие: «Вот здесь сила – читай Евангелие и старайся жить так, как там написано, подражать жизни Иисуса Христа, и будет тебе сила». Вот это такой яркий момент.
А много было таких моментов, когда кажется, что всё обрушилось на тебя – все и со всех сторон, весь мир против тебя обратился. И звонишь: «Батюшка, благословите к Вам прийти?» – «Ну, когда ты придёшь?» – «Когда благословите». – «Ну приходи завтра в одиннадцать». Идёшь, кажется, что столько у тебя проблем, столько грехов, столько всего, что на земле как будто тяжело уже жить. И только заходишь к нему в келью, начинается исповедь, и ты понимаешь, что всё, с чем ты пришел, что казалось тебе великим, тяжёлым, оно не имеет никакой тяжести, всё уходит. И начинаешь говорить, начинаешь вспоминать: я хотел вот это, об этом спросить – о-о, так это уже ничего, я сам понял, ничего не надо. А, и это ничего, и вот это… И становится даже неудобно, и как бы стыдно, что пришел к старцу с какими-то мелочами. И выходишь от него (всегда он отпускал с подарками, с назиданием хорошим, кратким и очень точным назиданием), выходишь от него, и как будто ноги земли не касаются. Идёшь – столько радости, столько веселья внутри, столько мира, столько такого вот Божественного, что всё идёт навстречу тебе. И приходишь туда, где до этого тебя не принимали, где было всё против тебя настроено – и все вокруг тебя и не знают как тебе служить. Это такая благодать была у отца Кирилла, я думаю, что и сейчас она есть, и он будет ходатайствовать за нас пред Богом уже из того мира.
Конечно, долгое время он был тяжело доступен для людей, он лежал, и мало кто мог к нему попасть, больше 10 лет. Но, тем не менее, все его помнят. Когда в Лавре были самые большие, сложные вопросы, которые никто не мог решить из старцев – тоже умудрённых, прозорливых, то отправляли: идите к о. Кириллу. То есть вот такой человек, такое солнце померкло для нас на земле, но воссияет на небе! Поэтому сегодня мы имеем возможность, имеем счастье молиться, вспоминать его и испрашивать его святых молитв за нас грешных, чтобы Господь укрепил нас на пути ко спасению.
Наш мир, наше последнее время, отличается от всех времён тем, что великий соблазн в мире. Тем, что, как говорил Святейший Патриарх Кирилл, в настоящее время завеса между добром и злом как бы раздралась, разошлась по сторонам, и мы, люди, особенно мирские, очень тяжело определяем, где добро, где зло. В семьях этому не учат, и поэтому очень легко люди впадают в грехи, в соблазны и страдают от этого. Поэтому как никогда сейчас нужно особое внимание, нужны особые молитвенники, нужны заступники. И вот как великому заступнику и печальнику земли нашей Русской нужно приносить молитвы отцу Кириллу, чтобы он помогал нам, дальше помогал, как и при жизни, помогал распознавать, где добро, где зло, что нужно, а чего вообще нельзя касаться. Он говорил всегда: «Осторожно, осторожно!» Очень надо осторожно ходить по этой жизни, потому что на любом повороте можно повстречаться с таким явлением, что можно потерять пользу, можно упасть. Поэтому надо ходить очень осторожно и смотреть во все стороны, куда ты идёшь, что ты делаешь, – это то, чего особенно не хватает нашему времени.
Царство Небесное отцу Кириллу – великому старцу, который очень многих людей, находящихся сегодня на высоте, на очень ответственных местах, вёл по монашескому пути. Он принимал постриг, становился восприемником, руководителем в духовной жизни. Господь сподобил и меня быть в Лавре, исповедаться у него. Он покрывал нас мантией, когда нас постригали. Он для всех нас, в т.ч. и для меня был духовным наставником. Дай Бог, чтобы хотя бы часть, маленькую частицу его старания, его рвения и его движения к Богу, старания угождать Богу, светить миру любовью, добром – хотя бы часть мы могли перенять для себя, понести по этой жизни и взять из этой жизни в Жизнь Вечную. Чтобы вот это рвение, это старание угождать Богу, быть добрыми, быть людьми, которые вмещают благодать Божию, это вот состояние дало нам радость в Жизни Вечной, сподобило бы нас милости Божией. Царство небесное великому старцу отцу Кириллу и его молитвами, Господи, спаси и помилуй всех нас!
Должен сказать, что и в начале становления этой обители он много помогал и молитвой, и назиданием, и материально даже помогал Матушке. И вот, может быть, скорее всего, что и его молитвами в то трудное время удалось достигнуть результата. Царство Небесное ему, а нам, Господи, дай частицу его духовного состояния, которое он в течение жизни имел в своей душе.
Ещё другой старец, отец Иоанн (Крестьянкин), говорил, вернее, писал в своей книге, что в настоящее время люди хорошие, но очень-очень слабые – не хватает горения. Когда приходит человек в монастырь, когда у него появляется такое призвание Божие, он горит, он хочет что-то делать, но очень быстро это пламя утихает, очень быстро оно даже, бывает, угасает. И человек не понимает: что? как? Может, даже жалеет об этом пути – он не знает, что с ним происходит. А чтобы не погасло пламя, нужно всегда доливать масло, а масло это есть милость, есть свет, есть благодать, которая приходит через молитвы, через послушание, через смирение.
В наше время люди стесняются, люди боятся смиряться – вдруг подумают, что я слабый. А как раз вот в этом и вся беда, потому что смиряться нужно на каждом шагу. Отец Кирилл особенно отличался именно этой чертой своего характера. Он был прозорливым и великим и знал все это, но никогда не проявлял это и до конца жизни, будучи уже великим, благодатным старцем, читал правило всегда и старался во всем быть внешне как и все, ничем не отличаться, а внутри он был великим пред Богом. Поэтому вот эта мудрость, которая проявляется в смирении, в любви к Богу и к людям, вот это и нужно нам перенять и понять, что скоро, скоро предстанем пред Богом. Вот как будто вчера только были совсем маленькие, а сейчас уже, можно сказать, полжизни, больше даже, прошло. Скоро предстанем пред Богом. А с чем предстанем? Чему мы научились? Чего мы достигли? Вот такие вопросы надо задавать почаще. И сразу всё недовольство, которое от бесов, все сомнения, все вот эти вот колебания в вере сразу прекратятся, если мы разумно, искренне зададимся вопросом: для чего ты на земле живёшь? Куда ты пришел? Для чего ты пришел? Что ты делаешь? Что тебе это даст? Вот эти вопросы очень помогут встать на правильный путь и быть в правильном состоянии пред Богом и перед людьми. Дай Бог, чтобы молитвами отца Кирилла Господь дал нам это устроение и жажду всегда быть с Богом. Если всегда мы будем с Богом, то, где бы мы ни были, в каких состояниях, в каких ситуациях, нам всегда будет хорошо. Дай Бог и вашей святой обители, всем вам и мне самому такое устроение стяжать. Молитвами отца Кирилла, Господь поможет нам пройти эту жизнь с пользой.
Однажды его спросили: «Батюшка, почему вот все одновременно поступают в монастырь, и один становится старцем, другой – архиереем, третий – проповедником хорошим, четвёртого, бывает, уважают за какие-то добродетели, а другого люди не хотят видеть, пренебрегают им? Он уже старый, прожил всю жизнь в монастыре, а к нему пренебрежительное отношение, его не любят и не почитают – почему так? Отец Кирилл говорит: «Кто что выбрал, кто к чему стремился, то и получил».
Поэтому не будем думать, что мы поживём, как придётся, а получим то, что хочется, – такого не бывает. Вот как мы проживём, как мы будем поступать, что мы будем себе собирать, – вот то у нас и будет. И к чему будем стремиться, то и будет. Если увлекаемся злыми делами, злыми помыслами – нечего ожидать чего-то хорошего. А если хорошее выбираем, будем хорошему следовать, делать, взращивать, – то, в конце концов, и получим. Вот как отец Кирилл: сейчас вся страна знает, что он скончался, люди стекаются из разных городов, вспоминают те великие минуты встречи с ним, вся Лавра полная, все приходят, прикладываются, поминают, молятся единой душой. Это как раз свидетельствует о том, что та великая благодать, которая в нем была, объединяет всех, и все начинают понимать, кто был среди них, какой великий сосуд Божией благодати мы имели и насколько мы пользовались.
Поэтому, дай Бог, чтобы его молитвами нам настроиться на жизнь духовную, искать самое главное. Чтобы быть в мире со своей совестью, с Богом, и постепенно, тихо и спокойно, не ища сразу великих подвигов спасения России и всего мира, а ища единое на потребу, маленькое, но постоянное усердие к Богу, постоянно ставить перед собой вопрос определения себя в жизни. И тогда по молитвам святых, преподобного Сергия, по молитвам отца Кирилла и других молитвенников Господь будет помогать, и то малое дело, которое мы постоянно будем делать, возрастёт и даст плоды.
А вот порывы, когда мы начинаем очень ярко, а потом сразу угасаем – они не постоянны и не полезны. Тихо, спокойно встречать всё, что приходится в жизни, не ища ничего особенного, подвигов, а то, что приходит, встречать с помощью Божией, с молитвой и проходить достойно, благодарно – вот это самое главное.
Спаси Господи всех за молитву, причастников поздравляю с принятием Святых Христовых Тайн. Будем подражать святым, будем подражать тем людям, которые показали пример и показывают сегодня результат своей жизни. Чтобы и у нас какие-то результаты в конце остались, и не прошла наша жизнь тщетно, а ещё хуже – не прошла бы эта жизнь в осуждение нам. Спаси Господи.

 

ДЕТСКАЯ СТРАНИЧКА
18 февраля 2017 г. Настоятельница Николо-Сольбинского женского монастыря игумения Еротиида и воспитанницы «Доброй школы на Сольбе» были приглашены в Государственный Кремлёвский Дворец на гала-концерт «FIFTY FIVE», посвящённый 55-летию народного артиста России Андриса Лиепы, друга нашей обители.
Мероприятие было продолжительным и насыщенным, но, по словам девочек, никто даже и не чувствовал усталости, настолько много было радостных эмоций. На праздник приехали друзья, ученики Андриса, им всем хотелось поздравить его от души, продемонстрировав на сцене шедевры балетного искусства. Нам очень понравилось выступление артистов, в особенности – детей, которые так старались. Сколько усилий нужно прикладывать, чтобы профессионально заниматься балетом! Это не каждому под силу. Когда видишь таких сильных людей, ты словно заряжаешься их неистощимой энергией!
Мы тоже поздравили Андриса Марисовича, подарили ему открытку, сделанную своими руками, а также небольшой, но милый подарок – красивую шкатулку с конфетами. Все девочки ехали обратно радостные и воодушевлённые. Прекрасный вечер, проведённый в Кремлёвском Дворце, остался навсегда в нашей памяти.
Даша Иванченко, 9 класс
Николо-Сольбинский женский монастырь сердечно поздравляет Андриса Лиепу с Юбилеем и желает доброго здоровья, светлой радости, Божьего благословения всех трудов и намерений. Многая и благая лета!
Вашу жизнь составляют мгновенья,
Как балет составляют па,
Их сплетает в узор вдохновенья
Чья-то опытная Рука.
Это Бог, человека Создатель,
Красоты и добра Творец,
Изливает струи благодати
Для спасения многих сердец.
Сам Господь умножает таланты,
И для Вас Он Основа основ:
Он один превращает в бриллианты
Все алмазы усердных трудов.
Много слов прозвучало в Ваш адрес,
Можно больше в сто крат сказать…
Мы хотим, дорогой наш Андрис,
Божьей помощи Вам пожелать!
С Днём Рождения Вас, с Юбилеем!
Богородицы Чистый Покров
Мы желаем Вам, искренне веря:
В исполнение сказанных слов.
Пусть потоки небесного света,
Вдохновенья и счастья ветра
Превращают искусство балета
В проповедание добра!
(Мария Шадрина, выпускница «Доброй школы на Сольбе»)

 

19 февраля 2017 г. в Николо-Сольбинский женский монастырь приехала необычная паломническая группа. Организатором поездки была шестиклассница Александра Ковалёва – дочь известного телеведущего и друга нашей обители Александра Александровича Ковалёва. Саша учится в школе с углублённым изучением иностранного языка № 1231 имени В.Д. Поленова г. Москвы. Она привезла на Сольбу своих друзей – детей и взрослых.
Матушка с сестрами и ученицами «Доброй школы на Сольбе» радушно приняли паломников, накормили вкусным обедом в монастырской трапезной, провели экскурсию. Воспитанницы приюта показали для гостей спектакль «Заветное желание», спели несколько своих самых любимых песен.
Игумения Еротиида наградила Сашу Ковалёву почётной грамотой за организацию паломнической поездки и любовь к монастырю.
Многие из гостей пожелали поделиться своими впечатлениями от посещения нашей обители.
ОТЗЫВЫ ПАЛОМНИКОВ
Александра Ковалёва, ученица 6 класса
Когда я еду в монастырь у меня на сердце становится так тепло, потому что я знаю, что меня здесь встретят с любовью, что здесь я увижу близких себе людей. Я чувствую, что здесь мне все как родные. Мне очень приятно находиться в этом месте. Это как мой второй дом.
Николь, ученица 6 класса
Когда я получила приглашение поехать в монастырь, я подумала, что мне будет очень приятно провести время, познакомиться с людьми, узнать, как они живут, как учатся, как молятся – в общем, узнать что-нибудь об их жизни. О монастырях я знала то, что там молятся люди чистые душой, которые не имеют грехов, которые всегда самые добрые и самые лучшие по характеру.
Миша, ученик 6 класса
«Добрая школа на Сольбе», в которой мы сегодня побывали, отличается тем, что здесь учатся почти только одни девочки. В этой школе учат добру, учат молиться. Я почувствовал радость в душе. Мне очень приятно, когда люди такие добрые, приветливые, не только дети, но и взрослые. Я хотел бы ещё раз вернуться сюда. Это доставляет мне массу хороших впечатлений и хорошее настроение.
Федя, ученик 6 класса
Мне всё очень понравилось, здесь так замечательно! Больше всего мне понравилась школа. В школе классы маленькие и сама школа меньше, чем наша. Здесь более домашняя обстановка чем в обычной школе. Ещё спектакль, который нам показали девочки, был очень интересный, здесь много талантливых детей, которые поют. Мне казалось, что будет скучно, я представлял, что в монастыре все такие тихие, не интересные, но на самом деле здесь все очень добрые, открытые, не застенчивые и живут очень интересной жизнью.
Уля, ученица 6 класса
Я поехала в монастырь, потому что верующая, и мне интересно узнавать что-то новое. Здесь все очень общительные, весёлые, дружелюбные. Тут все как одна большая семья. Здесь в школе все как будто бы сестры. Меня удивило, какие здесь маленькие классы, у нас в классе 31 человек. И ещё здесь в школе живут.
Лера, ученица 6 класса
Когда я сюда приехала, то почувствовала, что здесь очень приятно, здесь все добрые, у всех чистые души. Я даже не представляла, что может быть всё настолько хорошо и все такие приятные люди. Я бы хотела пожелать девочкам, чтобы они были здоровы, счастливы и выросли хорошими людьми.
Светлана Владимировна, классный руководитель 6 класса
Такое ощущение, что попадаешь в абсолютно другой мир, где и взрослые и дети абсолютно доброжелательные, наполненные любовью. Здесь такое тепло, по которому мы в светской жизни просто соскучились. Поэтому спасибо вам большое – наши сердца за сегодняшний день отогрелись.
NN
Я очень люблю этот монастырь, далеко не первый раз здесь и далеко не последний. Я начал считать это место своим вторым домом. Несмотря ни на что просто иногда садишься за руль и думаешь, куда сегодня поехать: с друзьями встретиться, есть много людей, которых давно не видел… Садишься и, даже не включая навигатор, едешь, и понимаешь, что ты уже на Ярославке…
Я очень люблю всех сестер, девочек, это место, приезжаю сюда как в родной дом. Я получаю здесь невероятный заряд энергии, заряд уверенности в себе, силы. Я не знаю, откуда здесь у Вас такое скопление энергии, что эта сила даёт мне ощущение уверенности, что я могу сделать все. И я хочу делать все во славу Божию, и я очень хочу помогать этому монастырю. Сейчас помогаю, чем могу, в дальнейшем, как Господь управит…
Даниил Мишин
На самом деле то, что мы сегодня увидели, это очень впечатляет. Меньше 20-ти лет и столько всего сделано, и столько предстоит ещё сделать! Мы сегодня неоднократно слышали фразу: Господь управит, Господь поможет, Господь покажет. Это верно. Господь показывает, но то, как это делается, и какими руками это делается – это очень дорогого стоит. Это очень важно! И без подвижничества и энтузиазма людей, которые все это сделали своими руками, конечно, ничего бы этого не было.
Лада
Знаете, у меня уже давно не было такого праздника, настоящего открытого праздника! Когда мы ехали сюда, нам рассказывали про вашу обитель и про то, как сложно она восстанавливалась. А когда мы увидели своими глазами, сколько здесь сделано, когда мы увидели этих детей – это настоящее чудо, чудо любви, веры, человеческих возможностей сделать из ничего – чего-то, сделать то, что зримо, то, что прекрасно. Действительно это воспринимается как чудо. Впечатлений масса, даже не высказать словами. Спасибо всем вам большое. Я очень рада, что я наконец-то смогла приехать.
Татьяна Ларина
В настоящее время я занимаюсь на курсах подготовки экскурсоводов, и наш преподаватель по архитектуре порекомендовал нам посетить этот монастырь. Он сказал, что здесь необыкновенный архитектурный комплекс. Мне даже задание было сфотографировать и рассказать потом. Впечатления волшебные, я попала в сказку. Я попала в радостную молитвенную атмосферу. Я увидела, что сестры не замкнутые тёмные монахини, что они современные, умные, красивые, добрые, радостные и делают этот мир прекраснее. Теперь мы будем постоянно приезжать.
Лариса
Я человек не особо воцерковлённый, чисто светский человек. Я никогда не знала, что такое монастырь, приют при монастыре. Только в фильмах видела мексиканских. Я, честно говоря, не знала, что у нас такое есть. Я даже не знала, что такое существует! Просто невероятно, что такая дружба, такие девочки хорошие все. Смотришь на них – а они счастливые…

 

МОНАШЕСКОЕ ДЕЛАНИЕ

УСЛОВИЯ ДЛЯ СОВЕРШЕННОЙ МОЛИТВЫ (митрополит Афанасий Лимассольский)
Прежде всего хочу сказать, что молитва – это естественное служение (λειτουργία – литургия) человека. То есть когда человек молится, тогда он на самом деле действует естественно, соответственно тому, каким Бог его создал, соответственно своей природе. Для человека естественно быть обращенным к Богу, находиться в общении с Ним. Это состояние прервалось после грехопадения, и ум человека уже с легкостью рассеивается, не стоит на месте, поскольку прилепляется к определенным предметам. Ум человека убежал от Бога и обратился к чувственным вещам, будь то так называемые материальные предметы или страсти, наслаждения, грехи. Следовательно, одно из основных условий для молитвы – достижение человеком, насколько это возможно, свободы от своих страстей.
Сейчас мы проходим период поста. Телесный пост является одним из важных условий для молитвы. Отцы говорят, что когда человек постится, то даже его кровь (конечно, они говорят это, не будучи ни гематологами, ни биологами, ни еще какими-то учеными) каким-то образом утончается, что очень помогает ему в молитве. То есть когда человек хочет жить духовной жизнью, одно из первых дел, какие ему следует совершить – это начать поститься. И самый легкий вид поста – это воздержание от еды.
Однако нечто большее, чем этот пост, есть пост духовный, воздержание ума, то есть когда человек начинает отсекать все ненужные вещи, какие он собирает вокруг себя ежедневно. Как говорил старец Паисий, нужно перестать собирать мусор в наш ум. Ведь если человек целый день чем-то себя наполняет из того, что его окружает; если ум его узнаёт что-то новое, бывает занят множеством разных дел; если человек непрестанно говорит; если ум его принимает в себя множество образов, фантазий, изучает то, что его не касается, не является его делом, не приносит ему пользы, – тогда все эти ненужные дела, весь этот мусор станет препятствием для человека, когда он пойдет молиться.
Молитва требует создания определенных условий. Она не есть нечто, совершаемое просто так – здесь и сейчас; не будет так, чтобы мы нажали кнопку – и тотчас внутри нас начала совершаться молитва. Чтобы человек мог помолиться, необходимы определенные условия внутри него самого. Надо духовно трудиться, чтобы молитва дала результат. Ведь молитва есть итог всех духовных деланий, какие мы совершаем.
Телесный и духовный пост взаимосвязаны. Пост телесный отлепляет ум человека от вещественной пищи, очищает человека телесно. Он приводит и к тому, о чем говорится в тропаре: «Постимся братья, не только телесно, но и духовно». Постится язык, постятся глаза, постятся чувства – всё у нас в воздержании. Человек при посте телесном ест то, что ему необходимо, что дает ему силы жить и работать, но отсекает всё, что является излишним, неполезным, что не имеет прямого отношения к его жизни. Подобное происходит и с постом наших чувств: всё излишнее отсекается, остается лишь существенно нужное. Святые отцы говорят, что когда человек ведет внимательную жизнь, то́ внимание, которое он имеет днем, содействует освящению, которое человек получает ночью. Итак, когда мы внимаем себе днем, с тем чтобы не собрать в наш ум множество вещей, тогда ум каким-то образом сберегает в себе эту силу внимания, эту, скажем так, направленность, и передает ее молитве. Мы не можем, например, после шумной ночи, когда мы предавались развлечениям: распевали песни, пили, танцевали – после всего этого сразу приступить к молитве. Ум наш не может собраться, это ему трудно.
Мудрость заключается именно в том, чтобы человек ограничивал себя, – не в том смысле, чтобы он отсекал всё, чем должен заниматься, живя в миру. Понятно, что мы имеем определенные обязанности, поскольку живем в обществе, поскольку многое наполняет семейную жизнь. И мы должны исполнять эти обязанности, но всё это не должно выходить за рамки, должно совершаться в меру, в пределах необходимого. Например, я иду куда-то, потому что это необходимо по моим обязанностям, ради моей семьи, детей, супруги и т. д., но всё это имеет меру. И куда бы я ни пошел, я сохраняю внимание, я внимателен, мой ум обращен на молитву. Когда я исполняю дела необходимые, они не являются большим препятствием в моей молитве, в этом случае человек легко возвращает к себе свой ум. Действительное же препятствие возникает тогда, когда человек занимается, по сути, бесполезными вещами, исполнять которые нет необходимости, тем более если эти занятия связаны с нарушением Божией заповеди. Таким образом, молитва – это не психосоматический метод, такой как, например, йога; молитва – это не какое-то размышление, но это – синергия человеческой воли и благодати Святого Духа. Обязательно должна соприсутствовать, содействовать благодать Святого Духа, и если она присутствует, то это означает, что человек живет по духу заповедей Божиих.
Мы не можем молиться, или, по крайней мере, встречаем препятствие, если сознательно нарушаем заповеди Божии. Мы на собственном опыте видим, что лишь только приходим на молитву, тотчас наша совесть выражает протест, встает перед нами и, как высокая стена, не позволяет нам ощутить, встретить Святой Дух Божий. Она протестует: в чем-то мы преступили заповедь, в чем-то вольно или невольно не были внимательны, и, чтобы обратиться, с нашей стороны требуется подвиг покаяния.
Люди, которые в строгости, в борьбе и молитве проводили свою жизнь, на личном опыте вкусили, насколько трудное дело для человека – молиться, как говорится в чинопоследовании Литургии, со дерзновением, неосужденно. Призывать Небесного нашего Отца со дерзновением, неосужденно. Я знал современных святых старцев, которые только из-за одного сказанного ими слова подвизались целыми месяцами, чтобы вернуть дух молитвы. Вспоминаю, как однажды мне рассказал один старец (сейчас он уже почил), как кто-то его спросил о его духовном отце, который по характеру был очень тяжелым человеком: «Как поживает Геронда, хорошо?» А он ответил с некоторым недовольством: «Да что ему сделается? Э-э… хорошо поживает». И вот этот недовольный тон, допущенное при этом мысленное осуждение старца, то, что он представил его как бы не в очень хорошем свете – всё это стало причиной того, что благодать оставила его на целые месяцы, он не мог молиться. Он шел молиться и чувствовал перед собой словно стену, которая препятствовала приблизиться к нему Духу Божию. И ему пришлось со многими слезами, со многими поклонами подвизаться в том, чтобы покаяться перед Богом и таким образом мало-помалу загладить свой грех и обрести свое прежнее молитвенное состояние.
Неоспоримый факт: одно слово, один взгляд, одно движение нашей души способно изгнать из нас дух молитвы. Почему? Потому, что Бог хочет нас научить тому, что молитва – это результат всех остальных духовных деланий, какие мы имеем. Она – плод благодати, а благодать пребывает в человеке только благодаря хранению заповедей Божиих. Бог не действует там, где преступают Его заповеди. Так происходит не потому, что Бог неким эгоистичным образом уходит оттуда, где преступают Его заповедь, но потому, что это преступление свидетельствует о том, что наше существо получает рану, обрывается нить нашего общения с Богом, и мы сами добровольно оказываемся теми, кто ломает приемник, улавливающий волны Божественных энергий и благодати.
Как человек встречает препятствия в молитве от тех занятий, которые противоречат воле Божией, так он может и помочь себе теми духовными деланиями, которые угодны Богу. Например, когда мы даем милостыню вещами или деньгами или оказываем поддержку нашим братьям добрым словом в их немощи, скорби и беде – одним словом, какую бы милостыню мы не совершали, какую бы любовь не являли в отношении другого человека, результатом этого будет (и тому есть свидетельства) то, что мы получаем энергию благодати, которая необыкновенно помогает нам в молитве.
Также случается и противоположное: если мы отказываем в помощи нашему брату, результат этого – немедленное прекращение молитвы. Невозможно никогда, чтобы мы, отказав другому человеку в помощи, могли молиться. Это опыт жизни, и я думаю, все мы его имеем. Отцы, исходя из большого личного опыта, шли на большие жертвы, только бы не потерять действия Божественной благодати из-за того, что они отказались дать кому-то ту или иную вещь. И много раз Бог дозволял, чтобы были испытаны люди Божии, Его служители, чтобы обнаружилось, действительно ли они соблюдут эту Божию заповедь. У меня на памяти множество примеров, когда ясно было видно, что по человеческой логике заповедь можно было бы исполнить с меньшей для себя жертвой. И, однако, когда человек следовал человеческой логике, происходило то, что Бог покидал человека, и тот не мог ничего сделать.
Помню, когда я был в Новом Скиту, там был один старчик, отец Элпидий, киприот, брат священномученика Филумена, святой человек. Он жил с нами, и мы ухаживали за ним в его старости. Отец Элпидий был человеком великой молитвы. Когда я пришел в нашу общину в Новом Скиту, мы жили в ужасной нищете, не имели совсем ничего, часто даже еды. Этот старчик, поскольку раньше, до прихода на Святую Гору, некоторое время работал в Красном Кресте, каждый месяц получал маленькую пенсию. И вот на эту крошечную пенсию жил и он, и вся наша община, а нас было много. Часто к нам заходили разные просители милостыни (по Святой Горе ходит много таких людей). Старец всегда подавал всем. Никогда не было такого, чтобы кто-то приходил, а отец Элпидий ему не подавал хоть сколько-то. Конечно же, многие из тех, которые просили денег, не имели особой нужды: просить – это просто была их профессия. Пришел как-то один такой и говорит: «Геронда, дай мне тысячу драхм». Учтите, что в тот 1982-й год, когда это происходило, тысяча драхм для Святой Горы была целым событием, значительной суммой. Конечно же, мы, младшие, внимательно следили за старцем, боясь, что он раздаст все деньги, и тогда не сможем прожить ни он, ни мы. И вот я стоял неподалеку и говорю этому просителю: «Никакой тысячи драхм». Мы знали про этого человека, что он был обманщик: он так бродил и попрошайничеством занимался как профессией. И вот я говорю старцу: «Нет, не давай ему тысячу драхм. У него есть деньги, это его профессия – просить, его работа. А у нас здесь такая нужда! Дай ему поменьше, дай ему пятьсот драхм». «Ну хорошо, пусть будет пятьсот» – ответил старец, он был очень простым. Отец Элпидий взял пятьсот драхм, отдал их мнимому нищему и тот ушел. После вечерни мы увидели, что старец очень расстроен, места себе не находит. Он сказал мне, что чувствует, что сегодня он не вместе с Богом. Но что же он такого сделал? Он сказал, что сегодня приходил проситель милостыни и попросил тысячу, а мы не дали ему. «Как не дали, Геронда, мы дали ему! Мы дали ему пятьсот драхм! Больше мы не могли. Больше у нас нет. Сколько могли, столько дали», – сказал я. «Нет, – ответил он, – пойди и отыщи его, дай ему остальные пятьсот, я не могу молиться. Я потерял молитву. Ее нет у меня». Мы взяли пятьсот драхм, пошли по монастырям, нашли того монаха и отдали ему деньги, которые он просил. Не потому что мы были его должниками или имели перед ним какую-то обязанность. Итак, вы видите, что у духовных людей иные мерки.
Подумайте об этом, подумайте: невозможно молиться, когда мы нарушаем заповедь Божию, а в особенности, когда оставляем заповедь о любви. Мы же не только ее не соблюдаем, но по большей части имеем в сердце ненависть, вражду и злобу. Между тем другие грехи – более грубые, материальные и, наверное, скажем так, более тяжкие – могут оказаться гораздо меньшим препятствием для нашей молитвы. Даже в том случае, когда совершен плотской грех, если человек смиряет себя перед Богом и стоит перед Ним как уязвленный и израненный, его молитва может быть услышана. Но когда мы нарушаем заповедь о любви, то этого препятствия нам преодолеть невозможно. Я думаю, что в этом отношении Бог не допускает компромиссов, ведь Он Сам сказал: «Если ты пойдешь к жертвеннику принести дар твой и там вспомнишь, что брат твой имеет что-нибудь против тебя, оставь дар твой, пойди примирись с братом и тогда возвращайся». Христос не сказал: если ты придешь принести дар (то есть придешь помолиться), и будешь иметь плотской грех, будешь иметь какой-то иной грех, то пойди сначала и разберись с этим, а потом приди… Нет, Он этого не сказал. Он говорил о любви, и о любви определенного рода, о любви к брату. И из опыта отцов мы знаем, что есть нечто, чего Бог никогда не допускал. Он никогда не допускал помогать в молитве человеку, который в своем сердце имеет какую-либо страсть против другого человека. И более того, если говорить точнее, Бог не будет нам помогать в молитве, если другой человек имеет что-то против нас. Именно об этом говорит здесь Евангелие. Оно не говорит: «Если ты имеешь нечто против твоего брата, уладь это с ним», но: «Если вспомнишь, что брат твой имеет нечто против тебя», и это означает, что если у нашего брата на душе тяжело из-за нас, если он огорчен на нас и обиделся, тогда мы не можем молиться.
Конечно, вы скажете: «Отец, что нам делать? Есть люди, которые нас не любят, которым мешает даже наше присутствие. Как нам поступить?» Да, это проблема. Апостол говорит: Братья, если возможно с вашей стороны, будьте в мире со всеми (Рим. 12, 18). Мы будем делать всё, что можем, чтобы иметь мир со всеми, будем прилагать усилия, чтобы наш брат был упокоен. Если же брат не успокоился, не принял нашего старания по отношению к нему, то это его дело. Однако мы обязаны сохранить свою совесть по отношению к брату, сделать всё возможное для его упокоения, для того, чтобы его сердце не имело ничего против нас. Так, чтобы, когда мы предстанем на молитве пред Богом, совесть не обвиняла нас ни в чем, и не было ничего, что отгоняло бы от нас Духа Святого.
В житии святого Иоанна Милостивого, который был патриархом Александрии, рассказывается, как однажды он отругал одного своего диакона: что-то случилось, и он его побранил. Когда после этого святой Иоанн пошел совершать Литургию, он почувствовал, что Дух Святой не присутствует на Литургии, благодать Святого Духа не сходит для совершения таинства. И он понял: что-то случилось. Как человек Божий он знал, что значит таинство, что значит Евхаристия, потому что всегда, когда совершал Евхаристию, видел, как благодать Духа Святого прелагает Честные Дары. А в этот раз он не видел благодати. «Что случилось? – начал он спрашивать самого себя, – Что же случилось?» Спрашивая себя, он вспомнил, что накануне побранил диакона. Он остановил Литургию на середине, пошел в город, отыскал диакона, попросил у него прощения, затем вернулся и совершил Литургию. И вновь, как и прежде, увидел благодать Святого Духа.
Итак, этот момент очень важен, но мы, к сожалению, часто не обращаем на него внимания. И считаем, что достаточно, если говорим: я ни с кем не в ссоре. Мы можем при этом чью-то жизнь превращать в мучение, говорить друг другу множество грубостей, совершать против ближнего множество неблаговидных поступков – а после забываем о том. Я прогневался – и тотчас об этом позабыл. Говорим: «Прошло две минутки, и я всё забыл». Ну хорошо, у тебя всё прошло через две минуты, а твой ближний это два года помнит. Что же нам делать?… Ты выходишь из себя от гнева, переворачиваешь всё верх дном, и потом у тебя всё проходит, однако другой человек душевно травмирован, обижен. Эта его травма, его тяжесть на сердце против тебя означают для тебя препятствие в молитве, и если бы ты был человеком молитвы, то понял бы, что между тобой и Богом стоит стена. И если бы у тебя было побольше рассудительности, ты бы понял, что это препятствие возникло от того, что твой брат имеет нечто против тебя. Твой брат огорчен на тебя.
К сожалению, как бы мы ни поступали, и сами мы, и мир вокруг нас живет со своими трудностями и проблемами. И все мы без исключения имеем людей, которым мы, одним словом, не нравимся. Но нам невозможно быть невидимыми, невозможно скрыться, так чтобы нас видели только те, которые хотят нас видеть. К сожалению, для тех, кто нас не любит, само по себе наше существование – проблема, для них просто видеть нас – уже нежелательно, трудно, тяжело.
Когда мы, христиане, по слову Божию, вызываем у других чувство ненависти, то в этом случае мы бываем виноваты, если не делаем, что можем, для того, чтобы упокоить наших врагов. Не пойдем раздражать нашего врага, не станем беспокоить его, чтобы не оказаться виновными. Не беспокой другого человека, если видишь, что он из-за этого сердится. Не тревожь его, если можно.
Во-вторых, мы виноваты в том случае, если не молимся за тех наших братьев, которые нас не любят. Не молимся за них с болью, с большим напряжением. Потому что наш долг – покрыть своей молитвой всех тех, кто питает к нам неприязнь, и, опять, насколько это в наших силах, сделать всё зависящее от нас для того, чтобы упокоить брата. Конечно, если это возможно. Если же это, к сожалению, невозможно, если мы не в силах его упокоить, тогда будем пребывать в молитве за брата, для которого наше существование представляет проблему. То есть, возможно – а так оно и бывает – будут люди, у которых окажутся проблемы с нами, что бы мы ни делали. Здесь от нас требуется рассмотреть свою совесть, сказать себе: «Почему у моего брата возникли проблемы?», увидеть, в чем наша вина. У нас есть склонность оправдывать себя: «Я ничего ему не сделал». Но ведь это твое субъективное и относительное суждение! Человек Божий в такой ситуации говорит: «Пусть в данном конкретном случае я ничего не сделал, однако я сделал многое другое, в чем повинен. Ведь если бы я действительно был человеком Божиим, то имел бы силу упокоить и моего ближнего, и моего врага, и того, кто, лишь только меня увидит, тотчас чувствует отвращение». И знаете, что он еще говорит? Он говорит: «Мой брат прав, действительно, всё так и есть, он справедливо от меня отвращается, справедливо чувствует ко мне неприязнь, справедливо враждует против меня»… Но я не могу не существовать, Бог дал нам бытие, и мы не можем сами по себе погрузиться в небытие.
Итак, это свидетельство совести относительно нашего брата, этот факт любви есть непременное условие, чтобы мы могли помолиться. Иначе мы молиться не сможем. И это касается всех сторон нашей жизни. Скажем, в браке – как ты можешь помолиться, когда ты не упокоил не брата, не соседа, не гостя, а твой собственный дом, твою вторую половину – твою супругу или твоего супруга, твоих детей? Нам невозможно молиться, если мы создали в своем доме обстановку вражды, злобы, холодности – это невозможно. Да, мы можем произносить слова молитвы, но наш дух не направляется в нее. И наоборот, когда человек смиряет себя и считает себя виновным в той или иной дурной ситуации, обращается с любовью к тому, кто находится с ним рядом, тогда благодать не замедлит прийти к нему. И мы видим в таких случаях, как наша молитва движется со всей силой, какая есть у нас. Всего лишь одно простое движение любви! То есть мы можем сказать, что ключ, который в нашем распоряжении и который вводит нас в поток молитвы, – это любовь. Поэтому для молящегося человека необходимо подвизаться в любви, где бы он ни был, чтобы он мог пребывать в духе молитвы.
Следующее, что приносит очень большой вред молитве и неразрывно связано с любовью, – это осуждение. Ведь когда мы любим, то, конечно же, не осуждаем никого. То, что мы осуждаем брата, означает, что мы его не любим. Когда мы осуждаем, то не можем молиться. От нас требуется большая внимательность в наших движениях, словах и делах, во всяком действии, связанном с нашим братом.
То же самое можно сказать и от противного. Если мы хотим помолиться, то должны научиться хорошо отзываться о всех людях. Великое дело для человека – научиться говорить о других людях только хорошее, всегда иметь хорошее слово обо всех. Иначе говоря, это – избыток сердца человека. Авва Исаак говорит: «Если к тебе кто-то придет, говори с ним по-доброму, хвали его, целуй его руки и ноги, упокоивай его как можно больше, хвали его сверх того, что у него есть, говори о нем только хорошее, отзывайся о нем даже лучше, чем он того заслуживает». И это не лицемерие, не какое-то рабское поведение, но божественное благородство. Посмотрите: мы – наемники, потерявшие свое достоинство, негодные перед Богом люди. И, однако, Бог называет нас Своими детьми, Своими чадцами, Своими друзьями. Он отдает нам всю Свою любовь и делает это с великим благородством. Большое дело – научиться говорить по-доброму с другими людьми. Пусть из наших уст, как избыток нашего сердца, исходит эта любовь. Любовь ко всем.
Между тем, к сожалению, для людей, и даже для нас, тех, кто ходит в церковь, наиболее характерно то, что мы – несчастны. Как будто мы заплатить должны за то, что скажем доброе слово человеку! Как будто у нас что-то вырвут, если мы о ком-то отзовемся по-доброму! Скажешь ты одно доброе слово – и всё, больше уже ничего доброго не говоришь, весь сжимаешься, не можешь выдавить из себя доброе! Смотрите, почему так слабы супружеские связи? Потому, что один не скажет другому доброго слова. А это так просто! Мы беремся за духовную жизнь, мы – христиане, а у себя дома муж не скажет доброго слова жене, жена не скажет хорошего слова мужу – слова, которое бы дало крылья другому человеку, которое изливается из глубины любящего сердца!
Тогда ты не только не можешь совершать молитву, но не можешь иметь и правильных отношений с людьми. В моей памяти целая вереница людей – я видел, с какой лаской они обращались с другими. Они обходились с ближним ласково, вплоть до самых мелочей, очень внимательно, чтобы ничем его не опечалить. Так, помню одного старца из Нового Скита, у которого было несколько виноградных лоз. Там в пустыни среди скал он выращивал кое-какие овощи, там у него росло несколько виноградных лоз. Время от времени в Скит приходили рыбаки – миряне, они обрывали виноград старца и ели его, так что сам старец ел его редко. Один раз он пришел и застал их в тот момент, как они срезали гроздья. На Святой Горе и в пустыне те, кто разводят виноград, сколько есть у них винограда, столько и едят, они не покупают его и не хранят. Старец издали заметил происходящее и, не желая обидеть рыбаков, стал покашливать: «кхе-кхе-кхе» и напевать, чтобы те услышали и до его прихода успели что-то предпринять, чтобы им не чувствовать себя униженно из-за того, что он увидел, как они зашли в его виноградник и срезали гроздья.
Если бы там были мы, то мы начали бы кричать и считали бы великим делом, что поймали воров на месте преступления. В Отечнике мы читаем множество примеров того, как старцы видели приход вора, и, чтобы он мог беспрепятственно украсть, делали вид, будто спят. Хотя они видели, что вор крадет, они притворялись спящими, хотя, конечно, не спали – с такой деликатностью они себя вели, чтобы его не побеспокоить! Они не говорили: да он вор, надо пресечь воровство! Нет, они так не говорили. Они смотрели за собой: как они себя ведут. Крадет тот или не крадет – это его дело, им было важно то, как они себя ведут с этим человеком.
Когда эта тактичность отцов-подвижников будет применена и в семье, когда муж научится разговаривать с женой с такой же деликатностью, то всё придет в порядок. Например, ты понял, что жена вытащила из кармана твоих брюк 10 лир. Нет необходимости ходить на следующий день с надутой физиономией. Всё в порядке. Будь с супругой любезен. Ну просто смешной случай произошел, и всё.
Вы помните из жития Лазаря Четверодневного, что после своего воскресения из мертвых он ни разу не засмеялся, он был опечален зрелищем ада, смертью. Даже, как говорит его житие, он всегда чувствовал во рту горечь, поскольку был огорчен зрелищем смерти. Только один раз он рассмеялся. Когда увидел, как кто-то совершает кражу: один украл кувшин у другого. И святой рассмеялся из-за суетности этого дела и сказал: «Глина ворует глину, глиняный человек крадет глиняный кувшин». То есть когда человек приобретает духовное благородство, тогда он не только не мстит другому за себя, но даже смотрит на происшедшее как на детскую шутку, смотрит на это с великодушием: он не прогоняет другого, но оставляет, словно бы тот ничего и не совершил, словно это была ничего не значащая детская ошибка.
Такое происходит, когда человек приобретает некую возвышенность духа. И когда он это приобретет, он поступает так не потому, что так велят ему поступать правила общества, но потому, что его занимает только одно – его отношения с Богом. Другие вещи его больше не интересуют, и он говорит: понимаешь, я не могу ограничить свою связь с Богом из-за того, что мне надо исправлять других людей, или исправлять неполадки в Церкви или государстве, или, к примеру, пойти и предать человека, потому что должно быть остановлено какое-то зло… Нет, что бы человек ни делал, Бог это видит, об этом знает, пусть Он делает, что хочет, но я не могу разорвать моего общения с Ним ради того, чтобы поступить как-то иначе, хотя бы и по человеческой справедливости. Потому что для неосужденного, со дерзновением предстояния нашего перед Богом в молитве мы жертвуем всем, любым нашим интересом, лишь бы сохранить свои правильные отношения с Богом.
Другое важное условие для молитвы, чтобы она была услышана, состоит в том, чтобы мы предстояли пред Богом со смиренным образом мыслей и сокрушенным сердцем. Это искусство – так человек привлекает к себе Бога. Знаете, есть некоторые люди (я это и сейчас вижу), которые нуждаются в милостыне, и которые столь воспитанны! Такой человек, даже если ты скажешь себе: «Ну нет, я ему ничего не дам!», ведет себя так деликатно, таким всепобеждающим образом, что сердце твое не может ему отказать, ты не можешь не дать денег, и даешь ему даже с каким-то удовольствием! И если он просит 10, ты ему дашь 20, потому что он очень деликатный проситель, и он знает, как разговаривать. Или еще есть люди, которые ведут себя так. К примеру, сделал он что-то не то, и ты думаешь: «Ну все, сейчас пойду с ним разберусь, я ему покажу!». И мы готовимся: что бы ни случилось, мы с ним поругаемся, в любом случае я его отругаю. Готовимся: что мы ему скажем, как мы это скажем, – скажем то, другое… То есть мы решительно идем, чтобы поругаться. Но у этого человека такой характер – он так вежливо нас встречает, что совершенно нас утишает, мы не можем с ним поругаться! Потому что он знает это искусство! Я знаю некоторых таких людей. Вот, к примеру, есть такой человек, он… ну совсем плохо соображает. Всё время куча ошибок. И вот один раз он опять что-то такое сделал – совсем не то, что я ему сказал, и я рассердился. Ну, думаю, сейчас я его отругаю! Я был настроен решительно: никаких ходов назад! Сейчас пойду и устрою ему сцену, скандал: да что это такое! Но он меня совершенно обезоружил, потому что когда я пришел, он так стал со мной говорить, с такой вежливостью, что я забыл всё, что хотел ему сказать. Я не смог его отругать. И это большое дело в очах Божиих.
Нам следует обучиться этому искусству. Когда мы предстанем пред Богом в молитве, будем иметь этот смиренный, сокрушенный образ мыслей, так чтобы душа тотчас устремлялась к соединению с Богом, чтобы открывалось наше сердце. Это искусство молитвы, большое искусство, ключ, открывающий наше сердце для Бога. Будем говорить смиренно. Каждый человек, предстоя пред Богом, должен знать о том, что приводит его сердце в сокрушение и открывает его для Бога. Для каждого человека это что-то свое, не всё у нас одинаково.
Человек, который, видя свое падение, преклоняет колена, помышляет о Боге и поклоняется Ему, такой человек совершает эти поклоны как благодарное движение всего своего существа – и души и тела. Наша Церковь хранит это, она не рассматривает человека как одну душу, но видит в нем единство – тело с душой. Да, мы делаем поклоны, преклоняем колена – кто как может – душа наша болезнует вместе с телом. Одни из нас молятся сидя в кресле, другие – преклоняясь до земли. Нам нужно научиться молиться так смиренно, насколько можем.
Это сокрушенное сердце есть то, что привлекает к нам Бога. Никогда не будем оправдывать себя в молитве. Отцы во время молитвы чувствовали, что не существует человека худшего, чем они. «Я всех и всё превзошел грехом» – говорит один святой. «Всех превзошел грехом, – пишет он. – Нет человека, которого бы я не превзошел грехом». Когда мы встанем перед Богом на молитву и ощутим в себе такое расположение, скажем Ему то же, что и мытарь: «Будь милостив мне грешному». И почувствуем, что именно мы виновны перед Богом. Бог – святой, Бог – всесильный, Он создал всё, Он – Отец наш, богатый наш Отец. Он дал нам Свое богатство, а мы растратили его на грех. И, однако, есть нечто, к чему мы обращаемся. Это не наша добродетель, не наши добрые дела, не то, чем мы занимаемся (когда мы говорим: «я сделал то или другое») – всё это ничто, мерзость перед Богом. Что же подобает Ему? Только одно – «Отче, согреших на небо и пред Тобою». Видите, блудный сын не сказал никакого другого слова, но только: первое – «Отче мой», ты мой отец, а второе – «я согрешил на небо и перед Тобой». Он не говорил: «Я ошибся, что мне делать?», как часто говорим мы. Нет, он говорил с внутренним сокрушением, представлял перед Отцом всю тяжесть своего греха, своей вины. Только с таким расположением и мы можем предстоять пред Богом. И с таким расположением идти к причастию – как человек, готовый на смерть, как осужденный, который идет и знает, что всё потеряно, и существует только одно – его связь с Богом. Только это может нас спасти. Мы стоим перед Богом и призываем Его: смотри, у меня нет ничего, что я мог бы Тебе дать. Ничего не могу Тебе представить: Аще беззакония назриши, кто постоит? (Пс. 129, 3) Если Ты будешь смотреть на мои грехи, то я не устою перед Тобой, потому что не имею абсолютно ничего. У меня есть только одно. Что это одно? Это Ты. Ты – мой Отец, Который дал мне свою Кровь и свое Честное Тело. И это то единственное, что я могу Тебе принести, чтобы Ты приклонился ко мне. Как говорили святые: Господи, ради Твоей святой Крови, Которую Ты излиял на Кресте, ради этой Крови помилуй меня. Я действительно не имею ничего другого.
Братья мои, могу сказать, что человек, который прочувствовал событие Жертвы Христовой, Креста Христова, проник в тайну любви Христа к миру, такой человек понял, что значит: Бог спас нас Честным своим Крестом. Ничто иное нас не спасает. Ни дела наши, ни иное что-либо. Всё это для Бога мерзость. Всё это совершается, поскольку помогает нам, ибо мы имеем в том нужду, а не Бог.
И сейчас, перед тем как закончить, я сделаю одно необходимое замечание.
В молитве требуется также, чтобы человек никогда не принимал помысла перестать молиться. Если помысл говорит тебе: «Зачем ты молишься? И это после того, как ты только что нагрешил? После того как прогневался, наделал столько всего? Ты не сможешь молиться… Не молись!» Такой помысл не будем принимать никогда. Что бы мы ни сделали, какие бы грехи не совершили, какие бы злодеяния не сотворили, мы имеем право на молитву. Никто не может отнять у нас этого права. Мы имеем право призвать Бога – Врача, нашего Отца, чтобы Он нас помиловал. Никто не может отнять у нас права взывать к Богу, чтобы Он спас нашу душу. Отцы говорят, что даже в момент совершения греха, даже в такой момент мы должны молиться. Мы можем сказать: «Боже мой! Посмотри, что я сейчас делаю. Я совершаю грех. В этот момент я творю грех – какой угодно, самый гнусный, самый мерзкий грех. Вот, пожалуйста, в этот момент я грешу. Призри на мя и помилуй мя! Подай милость Твою в то время, как я грешу».
Иначе говоря, мы не должны терять дерзновения к Богу. Мы должны призывать Его, даже если обременены грехом и погружены в него. Должны со смирением призывать Бога, умолять Его по причине нашего греха. Мы молимся Ему потому, что мы – грешники. И когда ум наш уносится туда и сюда и разливается во время молитвы на помыслы, когда мы идем молиться и внутри себя видим нечистые образы и хульные мысли, когда в нас происходит восстание и противодействие, когда мы не верим ничему, когда вместо молитвы богохульствуем, – бывает и такое, – и в такой час мы не должны терять дерзновения. Всё это – ничто! Мы должны продолжать нашу молитву. Пребывать в ней. Бог, в конце концов, победит этот страх! Не будем паниковать, не будем скорбеть, пребудем в молитве. Что бы ни случилось, чувствуем мы что-то или нет, собран наш ум или нет, есть ли в нас тысяча нечистот или нет – пребудем в молитве, не будем уходить от нее. В этом заключена сила того, кто хочет помолиться. Что бы ни случилось – будем терпеливы, терпеливы в молитве к Богу. Тогда Бог посетит нас самым делом и даст нам познать многоценный плод молитвы.
В этот период поста и молитвы будем приводить себя в порядок телесно и душевно и больше подвизаться в божественной добродетели молитвы, которая есть тот провод, что соединяет нас с Богом и благодатью Святого Духа.

 

СТРАНИЦЫ ИСТОРИИ

«В преддверии скорбного юбилея 100-летия отстранения от престола Императора Николая II и заключения под стражу Государя и его Семьи, Научно-исторический отдел Николо-Сольбинского монастыря совместно с Крестовоздвиженской Ливадийской дворцовой церковью Симферопольской и Крымской епархии, Кафедральным собором в память новомучеников и исповедников Российских Исилькульской епархии выпускает в свет издание: “Духовный мир Императора Николая II и его Семьи”, главы из рукописи которой мы представляем вашему вниманию.

В этой работе впервые подробно рассмотрены различные аспекты религиозной жизни последней Царской семьи вплоть до её мученической кончины, а также вопросы, связанные с отстранением Государя от Престола в марте 1917 года. Исследование построено на эпистолярных, мемуарных и архивных источниках, часть из которых публикуется впервые. Книга содержит большое количество иллюстраций, в том числе не изданных ранее. Работа рассчитана на широкий круг читателей, как специалистов, так и знакомящихся с «царской темой» впервые. По плану издание должно увидеть свет к празднику Христовой Пасхи 16 апреля 2017 г. Автор – руководитель Церковно-исторического проекта «Летопись», руководитель научно-исторического отдела Николо-Сольбинского женского монастыря, сотрудник «Доброй школы на Сольбе», историк, кандидат исторических наук и богословия Константин Геннадиевич Капков».

ДУХОВНОЕ СТАНОВЛЕНИЕ ВЕНЦЕНОСЦЕВ

Отрывок.
Теперь скажем несколько слов о религиозности Государя. Мягкость и обаяние ярко-голубых глаз Царя, его проникновенно-сердечный взгляд всегда в глаза собеседнику, душевность и простоту признавали все. Такой же была его вера: задушевной, тихой. Никто ни на миг не усомнился в его преданности православию, но при этом мы не знаем обвинений Царя в «ревности не по разуму» или клерикализме. Это был человек золотой середины. Государь не вел записей религиозно-философского характера, в отличие от женской половины своей Семьи, держа переживания внутри себя.
После революции он абсолютно не страдал от потери власти. Единственно, о чем, но с невыразимой мукой жалел Царь в заключении, была Россия.
Страдала о растерзанной Родине и Императрица, но Царь более. Он жалел о случившейся катастрофе после так называемого отречения (подробней о нем далее). Кто знает, как разрывалось его сердце? Как он выдерживал страшное напряжение каждый день? Такие силы мог дать только Бог и вера в Его Провидение.
Сущностная черта, стержень духовной жизни Царя, на наш взгляд, лучше всего характеризуется фразой Чарльза Сиднея Гиббса: «Сердце Его было жалостливо», а жалость — сердцевина любви. Или ее вершина. Чтобы понять мотивы тех или иных поступков Царя, надо исходить из его жалостливого сердца.
Отметим и мнение о Царице генерала Дитерихса: «Государыня была бесконечно добра и бесконечно жалостлива».
Общее религиозное настроение создавало в Царской семье совершенно особую обстановку взаимной любви и уважения. В это трудно поверить, но ссор между супругами не было. Мы ничего не слышим о них даже из уст недоброжелателей. Императрица старалась во всем поддерживать мужа и никогда «не давила» на него, что вполне соответствует православной парадигме идеальной семьи. Из переписки Венценосцев в последний период царствования видно, что жена часто советовала Императору в политических и управленческих вопросах, желая ему помочь, но всегда принимала его решения. Николай II был для нее не только муж, но и Царь, что Александра Федоровна очень хорошо понимала.
Интересно, что дочери Императора практически не общались с «высшим светом», не имея склонности участвовать в сплетнях, интригах и не давая повода всякого рода искушениям. Это было заложено матерью. Поэтому, например, в мае 1916 года Великая княжна Татьяна Николаевна писала: «Поехали с Мамой в ее уланский лазарет, где были все полковые дамы [то есть жены офицеров — К. К.]. <…> Очень было странно видеть такое количество дам, когда так от них отвыкли». В товарищи юному Цесаревичу Императрица выбрала не отпрысков высшей аристократии, а сыновей дворцовых слуг, воспитателей, сына доктора Владимира Николаевича Деревенко, с кем Наследник дружил и в Тобольске.
При вынужденной разлуке, когда Государь уезжал в Ставку, супруги писали друг другу ежедневно. Причем иногда Царь писал, еще будучи во дворце, с тем расчетом, чтобы, когда он уедет, весточка пришла на следующий день и не было возможного перебоя с ежедневным письмом.
Дети, чтобы не перегружать Царя, писали ему по очереди. Многие письма были подписаны изображением креста, фразами: «Храни Тебя Бог», «Господь с Тобой», «До свидания, мой ангел, Христос с Тобой», обещанием молитвы или просьбы о ней. Или, например, так: «Твоя преданная и верная, любящая Тебя Твоя дочь 13-летняя раба Божия Настасья».
После принятия Государем должности Главнокомандующего старшая дочь подписала письмо: «Помни и храни Тебя Господь на этом новом и тяжелом, но святом пути. Все наши молитвы и мысли будут около Тебя, Папа’, ангел мой любимый», а младшая: «Мы все тут будем молиться за Тебя, чтобы Тебе было легче все это перенести. Будь здоров. Не утомляйся. Бог поможет! Спи хорошо. Да хранит Тебя Господь». Все пожелания были едины и шли от сердца.
Изображением креста и подписью «Христос с тобой» нередко подписывался в письмах к детям и Государь. «Он сильно любил Семью и был по натуре редкий семьянин», — констатировала помощница няни Царских детей Елизавета Николаевна Эрсберг.
Начальник охраны Императорской семьи под арестом в Царском Селе и Тобольске полковник Евгений Степанович Кобылинский свидетельствовал: «Жизнь в своей семье всех их так духовно удовлетворяла, что они иного общения не требовали и не искали. Такой удивительно дружной, любящей семьи я никогда в жизни не встречал и думаю, в своей жизни уже больше никогда не увижу».
Чарльз Сидней Гиббс впечатления от близкого знакомства с Императорской четой выразил так: «Для Нее [Императрицы] самое дорогое было — семья, а потом православная церковь. <…> Это была идеальная пара супругов. Они никогда не [хотели] расставаться, и редко встретишь, особенно в России, такую пару супругов, которые бы так скучали друг по друге, когда Им приходилось расставаться. Государь поэтому и брал с собой Алексея Николаевича в Ставку: это было заменой Жены и вообще Семьи. <…> Это была идеальная в отношении друг к другу семья, совершенно редкая. Они не нуждались в других и были довольны быть вместе».
Они умерли в один день и час.
Такая любовь не может возникнуть «просто так» и держаться десятилетиями. Она происходит из веры, когда семья трудится, чтобы стать по православному учению «малой церковью», являя внутри себя христианскую любовь, имея желание послужить ради того, что Бог так заповедал. Приведем одну из записей Императрицы: «Мессию в Ветхом Завете много раз называют Слугой Божиим. Служение — это не что-то низменное, это Божественное. Если бы мы только внесли этот закон служения в нашу домашнюю жизнь, это сделало бы нас внимательным ко всем [подчеркнуто Государыней — К. К.], а дома наши превратило бы в места Божественной любви. Если бы мы научились так служить, как Христос, то стали бы думать не о том, как получить какую-то помощь, внимание и поддержку у других, но о том, как другим принести добро и пользу». Эту мысль Царица старалась воплотить в жизнь. И Царская семья действительно стала «малой церковью».
Капков К.Г.
СМОТРЕТЬ ФОТО (в конце статьи)

 

ИЗ ГЛУБИНЫ СЕРДЦА

 

* * *
Прости нам, Господь,
Прегрешения наши!
И дай продержаться
От Чаши до Чаши.
Нас плющит от боли:
Жизнь – ада не краше.
Как минное поле
От Чаши до Чаши.
Но тонущим в хламе
Со всеми делами
Есть Чаша – как пламя!
Где Спас – в нас
и с нами!
Все горести наши,
Все немощи наши –
От Чаши до Чаши.
От Чаши до Чаши…
(протоиерей Андрей Логвинов)

 

МОНАСТЫРСКИЕ ОБЪЯВЛЕНИЯ

  • Строительство храма Святителя Николая. В Николо-Сольбинском монастыре возводится храм в честь святителя Николая и святых Царственных Страстотерпцев. Паломники и гости монастыря получили возможность внести именное пожертвование на его строительство. Первые памятные сертификаты уже выданы тем, кто украсил свое посещение святой обители добрым делом – участием в строительстве храма, посвященного великому угоднику Божию – святителю Николаю Чудотворцу. Испокон века храмы на Руси строили всем миром, традиционной формой благотворительности были пожертвования «на кирпичик». Предлагаем поучаствовать в возрождении этой доброй благочестивой традиции. Святой праведный Иоанн Кронштадский писал: «Если на Вашу долю выпала честь строить Дом Божий, примите это как великий дар Творца, ибо десница Господня касается того, кто строит храмы, и многие грехи простит тому Господь». Каждому жертвователю выдаётся памятный сертификат благотворителя, который может стать прекрасным подарком Вашим близким, свидетельством молитвенной помощи и заботы о них. Имя обладателя сертификата вносится в специальный синодик для вечного поминовения за Божественной Литургией. Сделать пожертвование (от 1000 р. – 1 имя) на именной кирпич Вы можете, перечислив денежные средства на банковский счет монастыря с пометкой в назначении платежа: «Именной кирпич – ФИО» Например: «Именной кирпич – Лебедев Сергий Владимирович, Морозова Елена Николаевна», указав точный почтовый адрес, по которому мы вышлем Ваш Памятный сертификат благотворителя.

  • Николо-Сольбинский женский монастырь примет в дар любые автомобили. Подробнее по телефону: +7-915-970-44-61 (с. Дария).

  • По поводу пожертвований стройматериалов звоните: +7-915-970-42-59 (монахиня Марфа).

  • Николо-Сольбинский женский монастырь приглашает на работу специалистов:

    • В “Добрую школу на Сольбе” требуются: учитель ИЗО, учитель технологии, учитель информатики, учитель фортепиано, учитель сольфеджио, концертмейстер. Контактный телефон +7-915-970-23-35.
    • На монастырскую ферму требуется доярка (коровы и козы) с опытом работы (в том числе машинного доения). Контактный телефон +7-980-650-74-95 (сестра Татиана).
    • В швейную мастерскую требуются швеи и закройщицы. Контактный телефон: +7-915-196-13-37 (Антонина Михайловна).
    • В керамическую мастерскую требуются специалисты: технолог керамического производства, художники, заливщики форм, гипсомодельщик, дизайнер. Контактный телефон: +7-980-749-17-78 (сестра Домника).

ЖДЕМ ВАС

  • Наш адрес: 152030 Ярославская обл., Переславский р-н, местечко Сольба, Николо-Сольбинский женский монастырь
  • Наш сайт: www.solba.ru
  • Электронная почта: Этот e-mail адрес защищен от спам-ботов, для его просмотра у Вас должен быть включен Javascript
  • Телефон: +7-915-970-24-74 (секретарь), +7-915-970-43-28 (гостиница)
  • Присылайте Ваши статьи, рассказы, стихи, рисунки на разные темы. Ваше слово да будет в прославление Господа, Божией Матери и святых. Слово, которое направит людей на доброе и светлое, многим откроет другой мир настоящих человеческих ценностей. Ваше слово – это апостольский труд, проповедь. Это лепта бедной вдовицы, которая для Бога была дороже всех остальных сокровищ… Ждем Ваших писем по адресу: Этот e-mail адрес защищен от спам-ботов, для его просмотра у Вас должен быть включен Javascript
 
 
____51
21712
9114539
39774649
92505
815793588
91905